Рекламный банер

Ордин-Нащокин: человек, опередивший время

Ордин-Нащокин: человек, опередивший время
// История // Мне нравится 2 11.6K

Историк Сергей Холодов - в историческом проекте "Ветеранских вестей"

Москва - "Ветеранские вести". В этом году исполняется 350 лет русскому военно-морскому флоту. В 1667 году, почти за 30 лет до петровских преобразований, на воду были спущены первые боевые корабли. Это эпохальное для России событие связано с именем боярина Афанасия Ордин-Нащокина.
 
К сожалению, этот выдающийся дипломат, политик и экономист сегодня незаслуженно забыт. А жаль! Ордин-Нащокин оставил яркий след в русской истории и во многом предвосхитил будущие достижения и победы России.
 
Говорят, несколько странной фамилией Нащокины – псковские служилые люди - обязаны прозвищу. Нащокой дразнили далекого предка Афанасия ЛаврентьевичаДмитрия, получившего в бою с татарами ранение в щеку, от чего на всю жизнь остался глубокий шрам. А позже, уже в начале XVI века, к основной фамилии прибавилось еще и приставка Ордин (от слова «орда»). Именно так называли Нащокиных за любовь к порядку и дисциплине (сравните с немецким ordnung или английским order). 
 
Впрочем, несмотря на эти весьма полезные для делового человека качества, никто из рода Нащокиных не сделал успешной карьеры. Исключение - Афанасий Лаврентьевич. Только ему удалось получить боярский титул и войти в ближайшее окружение царя Алексея Михайловича. И сделать это без всякого блата – исключительно благодаря своим недюжинным организаторским способностям, острому уму и гибкости прирожденного дипломата. Причем, последнее качество Афанасий Лаврентьевич применял отнюдь не в придворных интрижках, а по своему прямому назначению – на дипломатическом фронте. 
 
Самая убедительная победа Ордин-Нащокина на ниве дипломатии – это, конечно же, Андрусовское перемирие между Россией и Польшей, положившее конец изнурительной многолетней войне между двумя заклятыми соперниками. Предыстория вкратце такова.
 
В январе 1654 года Переяславская рада приняла эпохальное решение о вхождении левобережных областей Малороссии в состав Русского государства. По всей России эти события вызвали народный подъем и воодушевление. Казалось, наконец-то осуществились вековые мечты русского народа о воссоединении с соотечественниками, волею судьбы оказавшимися по ту сторону государственной границы. Однако путь к воссоединению оказался гораздо более тернистым. 
 
Решение Переяславской рады вызвало бурю негодования и злости в Польше. На заседаниях Польского сейма сенаторы буквально захлебывались желчью от ненависти к русским варварам, осмелившимся бросить вызов гордым польским шляхтичам. Под давлением шляхты польский король начал военные действия, итогом которых должно было стать возвращение левобережной Малороссии в состав Речи Посполитой.
 
Несколько лет продолжалось ожесточенное вооруженное противостояние. Стратегическая инициатива несколько раз переходила от одной стороны к другой. И вот к середине 1660-ых годов Польша окончательно выдохлась и запросила перемирия. Но и Русская армия была измотана непрерывными сражениями, сил продолжать борьбу уже не было. 
 
Переговоры начались в 1664 году в Смоленске. Шли они долго и упорно. Ни одна из сторон не хотела уступать ни на йоту. Русскую делегацию на переговорах возглавлял Ордин-Нащокин. В конце концов, 30 января 1667 года в деревушке Андрусово, что под Смоленском, Россия и Польша подписали перемирие сроком на 13,5 лет. В историю дипломатии оно вошло под названием Андрусовского. 
 
Благодаря дипломатическому искусству Ордин-Нащокина русской делегации удалось добиться существенных уступок. Согласно договору, Россия получала Смоленск, Дорогобуж, Невель, Велиж, Чернигов и Северскую землю. Польша признавала воссоединение левобережной Украины с Россией. Запорожская Сечь должна была находиться под совместным управлением России и Речи Посполитой. 
 
Ожесточенные споры вызвал вопрос о юрисдикции Киева. Поляки настаивали на том, чтобы Киев отошел к ним, поскольку формально город находится на правом берегу Днепра, а это – территория Польши. Когда, казалось, переговоры по Киеву зашли в тупик, Ордин-Нащокин предложил следующий компромисс: вернуться к обсуждению этого вопроса через два года, а пока оставить Киев под российским управлением. В конце концов, поляки согласились, Киев остался за российской стороной.
 
ordyn nashekin
 
В Москве в целом остались довольны Андрусовскими соглашениями и тем, как вел переговоры Ордин-Нащокин. И хотя значительная часть русских земель все еще оставалась под польской оккупацией, все понимали: шляхта получила серьезный удар, от которого вряд ли сумеет оправиться. Так оно и произошло. После череды тяжелых войн с Россией и Швецией Польша стремительно теряла былую мощь и вскоре перестала играть сколько-нибудь существенную роль в европейской политике.
 
По прибытию в Москву после Андрусовских переговоров Афанасий Лаврентьевич был назначен главой Посольского приказа (аналог современного МИДа) с присвоением ему чина боярина. Эта должность стала вершиной его карьеры. В течение четырех лет, что Ордин-Нащокин руководил внешней политикой страны, Посольский приказ стал образцово-показательным государственным ведомством. 
 
Перво-наперво Ордин-Нащокин серьезно его почистил, освободив от должностей ряд чиновников, не обладавших нужной квалификацией. При этом новый глава Приказа не считался с былыми заслугами и родовитостью. Главным критерием у Нащокина были деловые качества человека и знание иностранных языков. (Сам Афанасий Лаврентьевич, кстати, неплохо владел польским, немецким и латынью.) 
 
Для того чтобы держать своих подчиненных в курсе международных событий, Ордин-Нащокин велел регулярно доставлять в Посольский приказ иностранные газеты. Посольские толмачи переводили зарубежную периодику на русский язык и составляли на ее основе что-то вроде ведомственного информационного бюллетеня, который обязаны были читать все сотрудники дипломатического ведомства. 
 
Будучи во главе внешней политики России, Ордин-Нащокин никогда не сводил задачи своего ведомства к решению чисто политических задач.  Главным своим делом он считал обеспечение экономических интересов России и заключение взаимовыгодных торговых соглашений с европейскими и восточными странами. С этой целью  русские дипломаты ездили в Испанию, Францию, Голландию, Англию, Пруссию, Венецианскую республику, а также в Бухару, Хиву и Индию. 
 
А чтобы законодательно поддержать отечественного производителя, по инициативе Ордин-Нащокина в 1667 году был разработан и принят Новоторговый устав. Этот документ регламентировал торговлю иностранцев на территории России и ограждал русских купцов и промышленников от нечистоплотной конкуренции со стороны западноевропейских компаний.
 
Более того, Ордин-Нащокин стал первым на государственном уровне лоббировать интересы купеческого сословия. Именно в русских купцах наравне с дворянским служилым сословием Ордин-Нащокин видел главную опору монархии. Будет хорошо купечеству – будет хорошо и стране. Еще будучи воеводой во Пскове, он в середине 1650-ых годов открыл в городе первый русский банк, который должен был выдавать ссуды купцам на развитие бизнеса. Однако эта инициатива не нашла понимания у тогдашнего чиновничества, и вскоре после отъезда Ордин-Нащокина из Пскова банк был ликвидирован.
 
Дабы поддержать русское купечество и стимулировать отечественное производство и торговлю, Ордин-Нащокин предлагал убрать внутренние таможни. Еще со времен феодальной раздробленности на границах российских внутренних областей и районов существовали таможенные посты. Ни один купец не имел права пересечь границу района, не заплатив в казну таможенный сбор. До 1653 года сборов было столько, что они съедали практически весь доход и делали бессмысленным само занятие торговым ремеслом.
 
При царе Алексее Михайловиче не без участия Ордин-Нащокина государство отменило большую часть таможенных налогов и сборов, значительно упростив жизнь русскому купечеству. Эти нововведения были закреплены в новом Таможенном уставе 1653 года («Ветеранские вести» подробно писали об этом: http://vvesti.com/istoriya/tamozhnya-daet-dobro).
 
Однако внутренние таможни остались. Как и прежде, чиновники таможенных постов вели специальные книги, куда аккуратно заносилась вся информация о торговых сделках и самих товарах. Так вот, Ордин-Нащокин предложил вообще отменить внутренние таможни как явный анахронизм, мешающий дальнейшему развитию экономики страны. Свои взгляды по этому вопросу Афанасий Лаврентьевич неоднократно излагал царю и на заседаниях Боярской Думы. Однако инициатива Ордин-Нащокина не была поддержана верховной властью. Вопрос о ликвидации внутренних таможен оставили до лучших времен.
 
Будучи сторонником расширения торговых связей с Европой, Ордин-Нащокин убеждал царя Алексея Михайловича начать строительство собственного флота. И, в конце концов, убедил! В местечке Дединово на реке Ока была построена верфь и вскоре спущены на воду несколько кораблей. Среди них - 26-пушечный фрегат «Орёл», ничуть не уступавший европейским аналогам по основным техническим характеристикам.
 
0113551beb8b04c53
 
Глава русской дипломатии лично контролировал ход строительства, несколько раз приезжал на верфь. По замыслу Ордин-Нащокина, «Орёл» должен был положить начало русскому военно-морскому флоту – подобно тому, что Афанасий Лаврентьевич видел во время своих поездок по Европе.
 
Однако и этим планам не суждено было сбыться. «Орёл» в море так и не вышел. Государственная кораблестроительная программа, которую активно лоббировал Ордин-Нащокин, была свернута. Первый русский фрегат спалили во время восстания под руководством Степана Разина. Создание русского флота откладывалось на неопределенное время.   
 
В 1671 году на пике своей карьеры Афанасий Ордин-Нащокин бросил государеву службу, уехал в родной Псков и постригся в монахи под именем Антоний. И не только потому, что этого хотели конкуренты и злопыхатели (хотя их у Афанасия Лаврентьевича хватало).
 
Просто для большинства его инициатив еще не настало время. Страна в тот момент не была готова к реализации столь масштабных проектов, которые виделись Ордин-Нащокину. Эти задачи были решены позже, следующими поколениями русских дипломатов и политиков.
 
Так, спустя пятнадцать лет после отставки Ордин-Нащокина Россия заключила, наконец, «Вечный мир» с Польшей, на чем так настаивал Афанасий Лаврентьевич. Через четверть века у России появился военно-морской флот. Через полвека Россия закрепилась на берегах Балтийского моря и начала активную торговлю с Европой. Через 82 года Елизавета Петровна ликвидировала, наконец, таможни внутри страны. А через год после этого, в 1754-м, в столице Империи появился банк при Коммерц-коллегии, выдававший ссуды купцам и промышленникам.  
 
Все эти важнейшие вехи в истории Отечества так или иначе связаны с именем Афанасия Ордин-Нащокина – человека, опередившего время.
 
Новости по теме:
Теги: // #история