Комплексное заключение по содержанию и направленности мероприятия «хэллоуин», характеру его воздействия на детей и о правовой допустимости вовлечения детей в участие в нём


Вводная часть


Комиссия в составе:

Понкин Игорь Владиславович, доктор юридических наук, профессор, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, председатель комиссии Общественного совета при Главном управлении МВД России по Московской области (стаж научной деятельности – 33 года, стаж экспертной деятельности – 22 года), председатель комиссии,

Слободчиков Виктор Иванович, доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования (стаж научной деятельности – 53 года, стаж экспертной деятельности – 33 года), член комиссии,

Абраменкова Вера Васильевна, доктор психологических наук (стаж научной деятельности – 47 лет, стаж экспертной деятельности – 28 лет), член комиссии,

Петракова Татьяна Ивановна, доктор педагогических наук, профессор (стаж научной деятельности – 38 лет, стаж экспертной деятельности – 38 лет), член комиссии,

Кузнецов Михаил Николаевич, доктор юридических наук, профессор, почётный работник высшего профессионального образования (стаж научной деятельности 56 лет, стаж экспертной деятельности – 35 лет), член комиссии,

Ячменев Николай Петрович, врач, кандидат медицинских наук (стаж научной деятельности – 16 лет, стаж экспертной деятельности – 7 лет), член комиссии, –

провела комплексное (психолого-педагогическое, медицинское и юридическое) исследование в рамках нижеуказанных вопросов.


Исследование проводилось в рамках следующих вопросов:

1. Каковы смысловые содержание и направленность мероприятий «хэллоуин», каковы существенные элементы и характеристики, присущие всем мероприятиям «хэллоуин»?

2. Какое воздействие оказывает мероприятие «хэллоуин» на здоровье и развитие детей? Может ли участие детей в этом мероприятии причинить вред их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному здоровью и развитию?

3. Как оценивается вовлечение в качестве участников в мероприятие «хэллоуин» детей из семей, выражающих принадлежность или предпочтительное отношение к христианству?

4. Правомерно ли проведение мероприятия «хэллоуин» в государственных и муниципальных организациях культуры, образовательных, медицинских и спортивных организациях для детей, а также в иных организациях для детей?

5. Каково идеологическое значение кампаний по проведению мероприятий «хэллоуин», в том числе в контексте мировых глобальных процессов?


Предметом исследования явились содержание и смысловая направленность мероприятия «хэллоуин», характер и особенности его воздействия на детей, а также правовая допустимость вовлечения детей в участие в этом мероприятии.


Объектами исследования явилась совокупность мероприятий «хэллоуин», проведённых в России и в ряде рубежных стран в период с 2001 по 2022 год (в текущем году в Москве уже прошло несколько таких мероприятий, начиная с 23 октября), информация о которых была опубликована в средствах массовой информации и средствах массовой коммуникации, включая сеть Интернет, а также которые целенаправленно натурно наблюдались некоторыми из авторов настоящего заключения.


Методология проведённого исследования

В рамках проведённого психологического анализа были применены методы психо-семантического анализа, контент-анализа и другие методы, в рамках проведённого правового и юридико-психологического анализа, были задействованы методы формально-юридического, текстологического, лексического, лингво-семантического и логического анализа, ряд иных методов [1]. Использован также ряд специальных методов психолого-педагогического исследования, в том числе специальные методы исследования детской игровой среды [2].

В настоящем заключении учтены результаты проведённых (начиная с 2001 года) исследований значительного эмпирического материала о праздновании «хэллоуина», в том числе практик проведения таких мероприятий в Москве и других городах России, а также в ряде зарубежных стран [3].

Время производства исследования: 10 октября – 26 октября 2022 г.


Основная часть. Исследование

1. Общие описание и оценка содержания и направленности мероприятия «хэллоуин»

Ежегодное мероприятие «хэллоуин» (англ. – «halloween»; иногда пишется как «хэллуин»), позиционируемое его организаторами и пропагандистами как «праздник» и как «весёлое мероприятие», в первую очередь, для детей, – представляет собой проводимое ежегодно (31 октября и в ближайшие даты) мероприятие квази-карнавального типа (с массированной рекламой и другой маркетинговой раскруткой), со вполне определёнными сохраняющимся содержанием и направленностью, способствующими танатизации сознания детей.

И таковые совершенно несводимы к застольям, уличным, офисным или иным гуляньям, отличающимся от прочих лишь использованием символов в виде  тыкв с прорезями в корпусе (толстой кожуре), как это часто  примитивизированно подаётся в СМИ.

Произведённые авторами настоящего заключения исследования проводившихся в России и в зарубежных странах (в указанный выше период) мероприятий «хэллоуин» позволили выделить следующие существенные признаки мероприятия «хэллоуин», присущие всем таким мероприятиям (выражающие их общую суть) и инвариантные основные элементы содержания, имеющие единую направленность:

1) ключевыми образами (образами персонажей) мероприятия «хэллоуин» являются ведьмы, зомби («живые мертвецы»), вампиры, монстры и прочие образы области мистического, но это мистическое – не из мира волшебных сказок, а из области религиозного сатанизма (религиозного вероучения, основой которого является религиозное поклонение и религиозное почитание образа персонифицированного зла, – в библейском его понимании [4]); множественность и доминирование (вплоть до чрезмерной избыточности) именно таких образов является аттрактивным центром (центром сопряжения, притяжения) этого публично проводимого действа; соответственно, характерными действиями, выражающими суть мероприятия «хэллоуин», являются мысленные перевоплощения его участников во внешнем облике и своём воображении в роли указанных негативных персонажей; причём даже искусственное включение в это мероприятие образов некоего «доброго» персонажа никаким образом не меняет ценностно-смыслового содержания ситуации и доминирования в ней почитания и «карнавального заигрывания» с указанными выше негативными образами, их психологического принятия;

2) обязательными неотъемлемыми элементами мероприятия «хэллоуин» являются внешняя атрибутика, транслирующая семантику зла и культа смерти, а также облачение участников мероприятия в соответствующие костюмы и соответствующее оформление одежды и в целом облика (костюмов, элементов костюмов, масок, грима), соответствующее убранство внутренних помещений, транспортных средств и иных мест проведения «хэллоуина» или обеспечения этого «празднования» [5], – что по своему смысловому содержанию имеет непосредственное и однозначно прочитываемое отношение к религиозному сатанизму, содержит прямые отсылки к его вероучению и практикам;

3) используются объекты детской игровой среды (или внедряемые в детскую игровую среду, являясь чуждыми ей) с соответствующей выраженной семантикой смерти и зла (изображающие кладбища, мертвецов, куклы девочки-покойницы в гробиках, муляжи частей расчленённых человеческих тел, внутренних органов, крови, изображения и маски монстров и других существ, облик которых вызывает у нормального человека отторжение, испуг и/или омерзение и т.п. [6]); проявляется чёткая нацеленность организаторов мероприятий «хэллоуин» на детскую, подростковую и молодёжную аудитории; например, в 2022 году открыто распространяется множество объявлений московских детских развлекательных центров с анонсами проведения мероприятия «хэллоуин» с активным использованием образов объекта Хагги Вагги, объективно направленного на причинение вреда (и реально способного причинить такой вред) физическому, психическому, духовному и нравственному здоровью и развитию детей, направленного на провоцирование крайне негативных последствий (в том числе отложенных и часто необратимых) для психики ребёнка [7],  столь же опасны для детей и другие навязываемые анти-игрушки – объект Кисси Мисси, объект «сиреноголовый» и мн. др.;

4) содержание и направленность действий и развлечений (конкурсы, игры, шествия) в рамках мероприятия «хэллоуин» имеют самую непосредственную и однозначно прочитываемую относимость к религиозному сатанизму (семантика смерти и кладбищ, причём осквернённых, семантика расчленённых человеческих тел, человеческих жертвоприношений), а именно часто используются изображения и грим, имитирующие раны и травмы, а также муляжи человеческих трупов, частей тела и внутренних органов, в том числе с целью создания своеобразной «инфернальной» атмосферы и провоцирования испуга других людей, иного обыгрывания указанной выше семантики [8];

5) семантика внешнего оформления и украшения «праздничных» столов, их сервировки и используемых угощений так же имеет по своему смысловому содержанию самое непосредственное и однозначно прочитываемое отношение именно к культу смерти, к религиозному сатанизму, поскольку только в этих смысловых системах может восприниматься нормальным восприятие пищи с отсылками к людоедству – к поеданию мертвечины, к манипулированию «расчленёнкой» (сладости, кондитерские изделия в форме отрубленных конечностей, вырванных глазных яблок, черепа и иных костей человека, с имитирующими человеческую кровь подтёками [9], например, предлагается «леденец-череп со вкусом колы», «печенье Ведьмины пальчики», «сладости в виде человеческих эмбрионов» и т.п.; причём нередко столы на таких мероприятиях сервируются посудой, стилизованной под гробы, кладбищенские склепы или вскрытые человеческие черепные коробки.

Отсутствуют основания именовать мероприятие «хэллоуин» как праздник, так как это действо никак не связано с празднованием, отмечанием и иными действиями, совершаемыми людьми в связи с произошедшими или предстоящими событиями, гармонично связанными с традиционными для культуры соответствующего народа исторической памятью, духовно-нравственными ценностями, вызывающими радость и другие светлые чувства, которые в языковом сознании людей могли бы определять его как «праздник» или как «празднование». «Хэллоуин» является искусственно привнесённым в Россию мероприятием из англо-саксонских стран, в которых стремительно утрачиваются христианские основы их культуры и общественной жизни. Поэтому воспринимать это мероприятие как «праздник» можно исключительно в семантически-извращённой идеологеме понимания и толкования этого слова – аналогично тому, когда «праздником» называют публичное пропагандистское гомосексуальное шествие («гей-парад»). Тем более, нет и быть не может никаких оснований связывать вовлечение детей в участие в мероприятии «хэллоуин» с интересами изучения ими английского языка. Всё это не более чем риторические прикрытия.

Заявлять о «праздничности» и «весёлости» мероприятия «хэллоуин» может или выраженно неадекватный человек, или безнравственный человек, заведомо и сознательно ложно заявляющий о «праздничности» такого мероприятия вследствие какой-то личной заинтересованности или зависимости, патологической склонности.

Следует отметить, что содержание и направленность «праздничных» действий и развлечений в рамках мероприятия «хэллоуин» не имеют никаких референций (отсылок) к какому-либо фильму или произведению литературы как исходному первоначальному источнику образов (или к группе таких источников), чтобы можно было говорить о так называемых косплеях (ролевых костюмированных шествиях и иных действиях и игровых перевоплощениях в разного рода персонажей компьютерных игр, кинофильмов, анимационных фильмов (аниме, манга), произведений литературы, комиксов, либо об иных театрализованных воспроизведениях фрагментов из них (или по их мотивам). Напротив, демонстрация образов и трансляция семантики мероприятий «хэллоуин» в такого рода произведениях (фильмах, компьютерных играх и т.д.) является производной (вторичной), выраженно показывает, что в них демонстрируется образ самого этого мероприятия и его семантики именно как исходно первичных. Следовательно, мероприятие «хэллоуин» носит самостоятельный и обособленный характер.

Важно отметить, что внешнее оформление и атрибутика «празднования» «хэллоуина» (во всех его проявлениях) – это обязательная характерная составная часть таких мероприятий, обусловленная задачей психо-эмоционального воздействия на участников мероприятия и их вовлечение в своеобразную «оргию» («шабаш»), совершаемую в антураже и атрибутике культа смерти и в целом религиозного сатанизма. Без указанных элементов, в том числе костюмов и иных изображений образов мертвецов, скелетов и т.п., действие лишится существенных признаков «хэллоуина». Суть, содержание и направленность мероприятия «хэллоуин» выражена в выше изложенных его существенных признаках.

2. Оценка воздействия, оказываемого мероприятием «хэллоуин» на здоровье и развитие детей

Изучение происхождения мероприятия «хэллоуин» ведёт к нескольким источникам, предопределившим его идейно-смысловое содержание и направленность, в числе которых, помимо архаичного религиозного сатанизма (культа поклонения сатане и другим темным силам), имеются многочисленные языческие религиозные празднества и обряды культа смерти, например, «день мёртвых» (преимущественно кельтское религиозно-языческое «празднество» Самайн). Указанные истоки проявляются лишь в некоторых фрагментарных внешних чертах мероприятия «хэллоуин» в его сегодняшнем виде. В практикуемом в настоящее время мероприятии «хэллоуин» указанное изначальное содержание было полностью вытеснено и замещено элементами пропаганды и ритуальной практики современного религиозного сатанизма.

Соответственно указанным выше существенным признакам мероприятия «хэллоуин», его обоснованно следует рассматривать как публичное навязывание детям, подросткам и молодёжи в форме игры и костюмированного времяпрепровождения, по сути, мироощущения религиозного сатанизма, навязывание вероучения и практик религиозного сатанизма, манипулятивно эксплуатируя тягу детей и подростков к волшебному, сказочному, фантастическому. Такая индоктринация адаптирована именно под детско-подростковую аудиторию адресатов, в своего рода упрощённой («лайтовой») версии, как некий инвертированный (превращённый в «анти-») аналог – антипод «детской Библии».

То есть духовно-нравственный и идеологический смысл и направленность «празднования» «хэллоуина» состоят в формировании у детей установок и интересов, способствующих интроективному [10] принятию ими смыслов, ценностей, взглядов и целей религиозного сатанизма, сопровождающемся, в числе прочего, эстетизацией и романтизацией смерти, суицидов, насилия, разрушения.

Поэтому обязательным элементом внешней стороны «празднования» мероприятия «хэллоуин» является соответствующее оформление участниками своей одежды и внешности в стилистике религиозного сатанизма, семантике смерти, кладбищ, убийств, с использованием образов мертвецов, скелетов, орудий пыток и убийств, человеческих жертвоприношений и т.п. Этот антураж реализуется во всех навязываемых детям действиях, играх, конкурсах и других развлечениях, во время их участия в «праздновании» мероприятия «хэллоуин».

Такие публичные и частные мероприятия и времяпровождение не могут признаваться и считаться социально нормальными или нейтральными, поскольку они наносят вред интеллектуальному, психическому, физическому и нравственно-духовному здоровью и развитию детей, противоречат традиционным российским духовно-нравственным и семейным ценностям российского общества, направлены на формирование антисоциальных установок.

В описаниях свидетелей «празднование» мероприятия «хэллоуин» выглядело в нескольких случаях следующим образом: «в зале появились вампиры со стекающими ручейками крови изо ртов, девочки с воткнутыми в животы ножами, арестанты, волочащие за собой кандалы, смерть с косой» [11]; «школьники и учителя, одетые в маски вампи­ров, вурдалаков, убийц, монстров и прочую нечисть, копировали жертвоприношение сатанистов, пили томатный сок из бокалов, символизирующий человеческую кровь, то есть человеческое жертвоприношение» [12]. Подобных свидетельств очень много. Организаторы мероприятия «хэллоуин», как правило, и не скрывают содержания и внешней атрибутики его проведения. Доступны в сети Интернет в большом множестве и соответствующие видеозаписи.

Основная направленность психологического воздействия, определяемого внутренним содержанием «празднования», внешней атрибутикой мероприятия «хэллоуин», состоит в том, чтобы сильно испугать ребёнка, вызвать у него «острое ощущение» испуга, шокировать его, и затем через привыкание, адаптацию сделать привычным для ребёнка не только внешнюю атрибутику, образы мероприятия «хэллоуин», но и вызываемые ими ощущения, эмоции и транслируемые смыслы, идеи и взгляды, формируя толерантное отношение и интерес ребёнка к оккультному мировосприятию, религиозному сатанизму и соответствующим деструктивным молодежным субкультурам (например, к религиозным сектам сатанистов, к движению «готы»).

Общеизвестным фактом, раскрытым и доказанным в огромном числе научных исследований по детской психологии и не требующим дополнительных доказательств, является то, что индуцирование испуга у ребёнка является сильным негативным психотравмирующим воздействием на него.

Практически никто из организаторов не скрывает такого негативного психотравмирующего эффекта воздействия мероприятия «хэллоуин» на ребёнка, подростка, который участвует в нём; при этом запланированный эффект в виде испуга, страха ребёнка, прикрывается манипулятивной риторикой о мнимой «весёлости», «крутизне», «продвинутости» всего этого действа, с использованием расхожих формулировок, типа: «страшно интересно», «ужасно весело».

Попустительство родителями вовлечению их детей в участие в мероприятии «хэллоуин», основанное на недооценке или игнорировании негативного психического воздействия этого мероприятия на их детей, степени переживаемого их детьми страха (а иногда, в случае маленьких детей, – и откровенного ужаса) перед участием и во время участия в этом мероприятии, неспособность родителей услышать нежелание детей или прямые их возражения в этом участвовать – всё это усиливает психотравмирующее воздействие на их детей.

Помимо указанных выше негативных воздействий и последствий мероприятия «хэллоуин» для здоровья и развития детей, важно отметить индуцирование у ребёнка этим мероприятием выраженного и обострённого страха смерти – его собственной и его родных и близких.

Негативное эмоционально-психологическое воздействие мероприятия «хэллоуин» на ребёнка также способствует разрушению детско-родительских отношений. Ребёнок, в частности, ставится перед разрушительными парадоксальными вопросами в его сознании, наподобие такого: получается, что ранее родители его обманывали, когда рассказывали о добре и зле, ведь оказывается, что зло и смерть могут выглядеть привычными и даже привлекательными.

Указанная выше лексика риторического прикрытия, придание мероприятию «хэллоуин» выраженно игровой формы для детей (карнавал, конкурсы, иные развлечения в игровой форме с созданием соответствующей атмосферы) и стремление напугать ребёнка, ввергнуть его в состояние ужаса – всё это имеет вполне определённую предумышленную функционально-целевую нагрузку: подготовка сознания ребёнка через снятие, слом у него нравственно-психологических барьеров, препятствующих насильственному внушению ему целого ряда доминантных установок, связанных с мероприятием «хэллоуин». При длительном или многократном погружении ребёнка в атмосферу «хэллоуина» у него может выработаться привыкание к образам мероприятия «хэллоуин» и его атрибутике, «вживание» в эти образы, и впоследствии ребёнок интроективно примет смыслы и идеи, заложенные в нём.

В конечном итоге, всё это умышленно направлено на принудительную танатизацию сознания детей, то есть на интроективное и иное манипулятивное формирование у детей аномальных склонностей, интенций, влечения к извращённым эстетике и семантике смерти, зла, разрушения, жестокого насилия, на формирование у детей установок на приверженность низменным ценностям, принудительное размывание у детей нравственных барьеров (сдержек) недопустимости издевательства над смертью и человеческими страданиями, привитие склонности к извращённому наслаждению этим. Вполне прогнозируемыми социальными последствиями участия детей и подростков в «праздновании» мероприятия «хэллоуин» в случае формирования у них интереса к оккультному мировосприятию и религиозному сатанизму являются неизбежное отдаление и разрыв с традиционными российскими культурно-историческими и духовно-нравственными ценностями.

Игра в мироощущения в привязке к культу смерти и религиозному сатанизму, как и всякая игра для ребёнка, связана с примериванием на себя образа героя. В исследуемых случаях дети побуждаются копировать человеческие жертвоприношения сатанистов и принимать участие в изощрённых глумлениях над человеческими страданиями и смертью. Всё это не может пройти бесследно ни для их психического состояния, ни для их личностного развития.

Важно отметить отсутствие в мероприятиях по «празднованию» «хэллоуина» сюжетов, наподобие сказки, то есть у ребёнка нет никаких шансов дождаться при участии в этом действе доброго его окончания, завершения победой добра, сопровождаемого эмоциями радости, ощущением спокойствия и безопасности. Напротив, ребёнок погружается в атмосферу злой и пугающей его, чуждой и враждебной ему игровой среды (в его сознании – извращённой, дурной сказки) без хорошего конца и без всякой даже надежды на добрый исход. Когда ребёнок в первый раз попадает внутрь атмосферы этого действа, в окружение образов «ведьм» и «мертвецов», это переживается ребёнком как невыносимое и болезненное насилие над ним, как вызывающая его страдания агрессия выраженно чуждого ему мира, поскольку персонажи, которые его теперь окружают, были обозначены ранее (в добрых сказках и фильмах) и воспринимались им как представители зла и тёмных сил, всего плохого.

Более того, детей при участии в мероприятии «хэллоуин» нередко понуждают к имеющему совершенно определённо религиозно-ритуальный характер действию, по сути, изображающему жертвование, преподнесение некоей дани злу, то есть к смирению перед злом и его принятию в своей душе как чего-то привычного, с чем можно и должно смириться. И это реализует дополнительное выраженное и сильное психотравмирующее воздействие на детей (особенно – на маленьких).

Такое воздействие влечёт формирование у детей (в наибольшей степени – у  маленьких) негативных психологических установок, идей и взглядов, несовместимых с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями, танатизацию сознания детей, которые в силу своей социально-психологической незрелости и доверия к взрослым в наибольшей мере восприимчивы, чувствительны и беззащитны перед подобным информационно-психологическим воздействием. Следует учитывать, что зрительные образы и смыслы, присущие мероприятию «хэллоуин», обладают значительной силой негативного травмирующего психо-эмоционального воздействия на ребёнка, значительно превышающей впечатление от восприятия рекламируемого запоминающегося символа «хэллоуина» – тыквы с прорезями в форме глаз и открытого рта с зубами, не вызывающего сильного отталкивания.

Совершенно определённо прогнозируемыми последствиями активного участия детей в мероприятии «хэллоуин» является принудительное формирование у них интереса к оккультному мировосприятию, искажённого отношения к смерти как к чему-то обыденному и нетрагическому, пренебрежительного отношения к своей жизни и жизни других людей, легковесного отношения к суициду, что может привести к принятию ими и оправданию зла и проистекающего из него насилия, размыванию грани между добром и злом, инвертированию этих категорий, принятию возможности и оправданности совершения ими самими зла и насилия, в том числе и в отношении самих себя.

Представляющим значительную опасность для ребёнка негативным последствием его вовлечённого участия, по крайней мере несколько раз, в мероприятии «хэллоуин» является формирование у ребёнка интереса к суициду, поскольку происходит элиминирование (исключение) страха ребёнка перед смертью, извращённые эстетизация и романтизация смерти, искусственно-интроективно выращенные в его сознании, что в результате реально создаёт предпосылки суицидальных мыслей и поведения.

Реализация мероприятий «хэллоуин» с участием детей является самостоятельной формой сильнейшего и крайне опасного психологического насилия над детьми, нравственного развращения и растления (в иных, помимо сексуальных, формах) детей, влечёт патологические деформации в психике и в личности ребёнка. Причём долговременные, отложенные такие последствия крайне сложно предиктивно (прогностически) точно оценить. Вероятность наступления таких последствий в разных формах и разной интенсивности весьма велика, особенно в тех случаях, когда воздействие на ребёнка информации, произошедшее во время его участия в мероприятии «хэллоуин», не будет в определённой мере нейтрализовано или компенсировано положительным влиянием других факторов и условий.

Также следует отметить, что длительное стрессовое состояние (состояние ажитации, эйфории) ребёнка, индуцированное вовлечением его в участие в мероприятие «хэллоуин», начинающееся ещё до такого участия и в ожидании его и заканчивающееся много позже его окончания, может приводить (и в ряде случаев подтверждаемо приводит), помимо причинения вреда духовному и нравственному развитию ребёнка, к критическому перенапряжению и истощению его центральной нервной системы (а вслед за тем – эндокринологической, сердечно-сосудистой систем), как следствие – у ребёнка понижаются адаптивные возможности его организма к приспособлению к естественным ежедневным внешним раздражителям окружающей среды, и это способно спровоцировать (острый или хронический стресс выступает спусковым механизмом) ряд девиантных психических состояний (фобий и др.), иных заболеваний.

Особо сильное разрушительное суггестивное (основанное на внушении, гипнозе) и иное негативное психологическое воздействие на детей оказывает вовлечённость их в совместное осуществление некоторых действий квази-ритуального характера, осуществляемых при проведении мероприятия «хэллоуин».

Имеется множество примеров крайне асоциальных форм таких действий. Так, в одной из школ города Москвы в 1998 году был проведён публичный обряд «показательной казни двоечника», представлявший собой максимально приближенную к реальности имитацию казни ребёнка через повешение. Во время проведения этого обряда, явившегося частью большой программы «празднования» «хэллоуина», одиннадцатиклассница, посещавшая школу каскадёров, была одета в специальное альпинистское снаряжение, которое защитило её шею от травмирования верёвкой. Свидетели так описывали это действо: «Палач в красном балахоне с прорезями для глаз подвёл приговорённого к стремянке, над которой с потолка свисала верёвка. Заставил несчастного – тот тоже был в балахоне, только белом – подняться по перекладинам. И… накинул ему петлю на шею. Зал  замер. Через мгновение палач выбил лестницу из-под ног ученика. Тело бессильно закачалось на веревке, голова повисла, язык вывалился. “Ребята, давайте похлопаем!” – радостно воскликнула учительница. “Боже, какой ужас!” – послышался ропот нескольких потрясённых родителей, но он утонул в общем ликовании и аплодисментах. Между тем, тело казнённого спустили на пол, взяли за руки – за ноги и утащили куда-то» [13].

Нет никаких оснований квалифицировать описанное как какие-то отдельные эксцессы некоторых неадекватных, «заигравшихся»  исполнителей, поскольку всё описанное принципиально составляет суть мероприятия «хэллоуин», именно такая его «весёлость» и такое связанное с ним «веселье» (то есть в извращённом, искажённом понимании и толковании понятия «весёлый»)  – и являются его неотъемлемыми элементами и признаками «хэллоуина», выражающими его сложносоставную суть – 1) направленность на извращённые романтизацию и эстетизацию смерти, на танатизацию сознания участников, 2) направленность на разрушение традиционной системы духовно-нравственных ценностей, присущей обществу.

Участие детей в таких ритуалах совершенно недопустимо, является грубейшим посягательством на их здоровье, нарушает защищающие их международно- и конституционно-гарантированные права и свободы, противоречит их законным интересам, а равно нарушает права и законные интересы их родителей (законных представителей).

Учитывая вышеизложенное, считаем, что вовлечение детей в участие в мероприятии «хэллоуин», формирование интереса к такому мероприятию и к участию в нём грубейшим образом нарушает требования Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», относящего к информации, распространение которой среди детей определённых возрастных категорий ограничено, в частности, информацию, вызывающую у детей страх, ужас или панику (пункт 2 части 3 статьи 5), а также нарушает требования Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 14.07.2022) «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации». Кроме того, указанные действия грубо нарушают требование статьи 7 Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», согласно которой к информационной продукции для детей, не достигших возраста шести лет, может быть отнесена (допущена) информационная продукция, содержащая информацию, не  причиняющую вред здоровью и (или) развитию детей (в том числе содержащая оправданные её жанром и (или) сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия.

Отложенные существенно-негативные последствия для психики ребёнка вследствие его участия в мероприятиях «хэллоуин» (даже не самых экстремальных и эпатирующих) вполне прогнозируемы как обладающие очень высокой вероятностью, высокой предсказуемостью. Такое воздействие будет разрушительно для психического здоровья ребёнка, причём отложенные производные и необратимые последствия могут быть проявлены много позже в неосознаваемых установках на применение агрессии или на осуществление виктимного поведения (поведения жертвы) и способны в последующем привести к патологическим проблемам в его жизни.

В числе отложенных негативных, разрушительных для психики ребёнка последствий их участия в мероприятии «хэллоуин» следует отметить также принудительно формируемый или провоцируемый у детей крайне опасный интерес к насилию и жестокости, как таковым, что может привести, в числе прочего, к оправданию и одобрению ими признанной террористической и запрещённой в России идеологии и сообществам «Колумбайн» (массовые убийства в школах).

Психо-семантический анализ изобразительных средств в мероприятии «хэллоуин» показал их связь (через схожесть мотивов, идей, ценностей, выражаемых в мероприятиях «хэллоуин») с содержанием рисунков малолетних правонарушителей – подростков-убийц и самоубийц: их навязчивое рисование черепов, могильных крестов, виселиц, орудий пыток и орудий убийств. Этот анализ свидетельствует о том, что сходная семантика смерти как показатель определённой психологической готовности субъекта к ситуации насилия, влечёт за собой его идентификацию либо с агрессором, либо с жертвой и предопределяет (влечёт) соответствующие формы поведения.

Соответственно, такое воздействие на детей грубейшим образом нарушает требования Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» – относительно запрещённой для распространения среди детей информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей (часть 2 статьи 5), в том числе нарушает запрет распространения среди детей информации, побуждающей осуществлять насильственные действия по отношению к людям или животным (пункт 3 части 2 статьи 5), а также запрет распространения информации, побуждающей детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и (или) здоровью, в том числе к причинению вреда своему здоровью, самоубийству, либо жизни и (или) здоровью иных лиц, либо направленной на склонение или иное вовлечение детей в совершение таких действий (пункт 1 части 2 статьи 5).

Вовлечение в участие (и допущение к участию) в мероприятие «хэллоуин» в качестве его участников грубейшим образом нарушает права ребёнка, гарантированные Федеральным законом от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» (статьи 6, 7, 9, 10, 13 и др.), вступает в противоречие с требованиями этого закона в части определения целей государственной политики в интересах детей (статья 4).

Учитывая сказанное, действия организаторов проведения мероприятия «хэллоуин» с участием детей при определённых условиях могут образовывать признаки состава преступления, предусмотренного статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 24.09.2022) – в части выполнения работ или оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

Поэтому совершенно обоснованно первый заместитель руководителя Департамента образования г. Москвы Л.Е. Курнешова Письмом от 25.02.2003 № 2-33-20 начальникам окружных управлений образования и начальникам управлений названного Департамента о недопустимости проведения «хэллоуина» – акцентировала внимание на противоправности проведения в московских образовательных учреждениях развлекательно-идеологического действа «хэллоуин», дав отсылки к законодательству Российской Федерации. Это было именно письмо, а не подзаконный нормативный правовой акт в форме приказа Департамента, поскольку приказ был избыточен в силу уже закреплённости соответствующих правовых запретов на федеральном законодательном уровне. И это ясно понималось в руководстве Департамента образования г. Москвы. Так, в указанном Письме говорилось: «В связи с имевшимися ранее случаями проведения в конце октября так называемого “хэллоуина” считаем необходимым довести до сведения руково­дителей образовательных учреждений и органов управления образованием сле­дующее… Наличие в мероприятиях “хэллоуина” элементов религиозного содержа­ния (культ смерти или глумление над смертью, олицетворение смерти и духов Зла и т.д.) противоречит светскому характеру образования в государственных образовательных учреждениях, разрушительно для психического и духовно-нравственного здоровья учащихся. Руководителям образовательных учреждений не следует допускать про­ведения в учебных заведениях “хэллоуина” в какой бы то ни было форме. Не­обходимо создавать новые формы совместных (дети – педагоги – родители) школь­ных праздников в соответствии с базовыми ценностями русской культуры». Хотя на тот момент не было ещё Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», действовали другие нормативные правовые акты, вполне императивно гарантировавшие защиту детей от описанного выше разрушительного воздействия мероприятий «хэллоуин».

На недопустимость проведения мероприятий «хэллоуин» в образовательных организациях с обоснованием этого установленными в законодательстве запретами было обращено внимание руководителей муниципальных органов управления образованием и руководителей государственных образовательных учреждений в Письме заместителя министра образования и науки Краснодарского края от 24.10.2012 № 47-16541/12-14, а также в ряде документов других региональных органов государственной власти в сфере образования.

3. Оценка вовлечения в мероприятия «хэллоуин» в качестве их участников детей из семей, выражающих принадлежность или предпочтительное отношение к христианству

Соответственно вышеописанным содержанию, направленности и доминирующей семантике мероприятия «хэллоуин», вполне логично и ожидаемо, что это мероприятие, включая всю его атрибутику и семантику, с точки зрения христианской культуры верующими христианами обоснованно воспринимается, признаётся, оценивается и обозначается в терминах маркировки религиозного сатанизма («зло», «бесовщина», «бесноваться», «дьявольское» и т.п.). Соответственно, само мероприятие «хэллоуин» рассматривается как проявление и религиозно-обрядовое выражение религиозного сатанизма, а вовлечение детей в мероприятия «хэллоуин» в качестве их участников – как манипулятивное понуждение их детей к участию в квази-религиозных обрядах религиозного сатанизма, адаптированных под детей и подростков, как принудительное обучение их детей религии (религиозному сатанизму).

Указанные обоснованные оценки содержания и направленности мероприятия «хэллоуин», в том числе с точки зрения духовных ценностей христианства, традиционных российских духовно-нравственных и семейных ценностей, свидетельствуют об абсолютной неприемлемости для верующих христиан навязывания их детям представлений о безобидности, замечательности, модности мероприятия «хэллоуин» и вовлечения их детей в участие в этом мероприятии в каких бы то ни было формах, в силу того, что это грубейшим образом посягает на их религиозные чувства и религиозные чувства их детей (по смыслу пункта 6 статьи 3 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 11.06.2021) «О свободе совести и о религиозных объединениях», части 1 статьи 148 «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ, на их и их детей человеческое достоинство по признаку отношения к религии (по смыслу части 1 статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Уголовного кодекса Российской Федерации).

4. Противоправность проведения мероприятия «хэллоуин» в государственных и муниципальных организациях культуры, образовательных, медицинских и спортивных организациях для детей, в иных организациях для детей

Проведение мероприятия «хэллоуин» в государственных и муниципальных организациях культуры, образовательных, медицинских и спортивных организациях для детей – есть форма их принудительной индоктринации (в  вероучении религиозного сатанизма), формирования у детей интереса к религиозному сатанизму, принудительного их вовлечения, по существу, в выраженно религиозное обучение (религиозному сатанизму). Совершенно очевидно, что это осуществляется вопреки воле детей и воле их родителей (законных представителей), так как ни у кого из них и их родителей (законных представителей) никакое добровольно сделанное ими, информированное и ясно выраженное их согласие на участие в действе, по существу, религиозно-сатанистского характера не спрашивалось и не получалось. Детям мероприятие «хэллоуин» преподносится как некий совершенно безобидный праздник шутливой и веселой направленности, вроде традиционно проводимых в школах (по крайней мере, в прошлые годы) новогодних маскарадов.

Налицо множественные, прямые и грубые нарушения законодательства Российской Федерации.

Организацию и проведение в государственных и муниципальных организациях культуры, образовательных, медицинских и спортивных организациях для детей мероприятий «хэллоуин» следует квалифицировать как прямые и грубые нарушения:

– конституционного требования (принципа) светскости государства [14] (статья 14 Конституции Российской Федерации), в том числе применительно к государственным и муниципальным образовательным организациям – требования светского характера образования в государственных, муниципальных организациях, осуществляющих образовательную деятельность (пункт 6 части 1 статьи 3 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. от 07.10.2022) «Об образовании в Российской Федерации» и пункт 2 статьи 4 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»), – с чем принципиально вступает в противоречие проведение квази-религиозного мероприятия «хэллоуин» в таких организациях;

– закреплённого пунктом 5 статьи 3 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» правового запрета на вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также на обучение малолетних детей религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих, – с чем вступает в противоречие объективно имеющее место вовлечение детей в религиозное обучение (религиозному сатанизму) в рамках мероприятий «хэллоуин»;

– установленных пунктом 3 части 1 статьи 3 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» принципов прав и свобод личности, свободного развития личности (как основных принципов государственной политики и правового регулирования отношений в сфере образования), – чему воспрепятствует навязывание детям чуждых, враждебных им и опасных для них мероприятий (как «праздников») «хэллоуин».

Запреты на такое вовлечение детей в мероприятия «хэллоуин» следуют также из правовых норм Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 09.10.1992 № 3612-1 (ред. от 30.04.2021), в частности из определений понятий «культурная деятельность», «культурные ценности», «культурные блага» (статья 3), закреплённых гарантий права человека на личную культурную самобытность и её защиту государством (статья 11), права на сохранение и развитие культурно-национальной самобытности народов и иных этнических общностей (статья 20), права на выбор форм получения эстетического воспитания и художественного образования в соответствии с законодательством об образовании (статья 13).

Организация и проведение в государственных и муниципальных организациях культуры, образовательных, медицинских и спортивных организациях для детей мероприятий «хэллоуин» также грубейшим образом нарушает права и свободы родителей детей, подвергающихся вышеописанным воздействиям, а именно:

– приоритетное право родителей на воспитание своих детей (часть 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации; пункт 2 статьи 5 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»; пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 04.08.2022);

– право родителей на выбор воспитания и образования для своих детей в соответствии с собственными убеждениями (часть 3 статьи 26 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 г.; часть 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; часть 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966; статья 5 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25.11.1981; статья 5 Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования от 14.12.1960; пункт 2 статьи 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»);

– право родителей на защиту законных прав и интересов своего ребёнка (пункт 1 статьи 64 Семейного кодекса Российской Федерации; пункт 2 статьи 7 Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»).

Аналогичные нарушения прав родителей (законных представителей) ребёнка совершаются и любыми иными лицами при вовлечении детей в участие в мероприятии «хэллоуин» (или допущении участия в нём детей).

Проведение в государственных и муниципальных организациях культуры, образовательных, медицинских и спортивных организациях для детей мероприятий «хэллоуин» грубейшим образом нарушает права и свободы самих детей, подвергающихся вышеописанным воздействиям, а именно:

1) право ребёнка на обеспечение государством нравственности ребёнка (пункт 3 статьи 14 Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»);

2) право ребёнка на гарантирование и обеспечение государством его подготовки к полноценной жизни в обществе и воспитания в нём высоких нравственных качеств (является производным от нормы преамбулы Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»);

3) право ребёнка на гарантирование и обеспечение государством содействия его физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию, а равно право ребёнка на защиту от факторов, негативно влияющих на его физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие (пункт 1 статьи 4 и статья 14 Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации», статьи 1, 3, 5 и др. Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»);

4) право ребёнка воспитываться в семье, воспитываться своими родителями, во взаимосвязи с его правом на обеспечение и защиту его родителями его прав и законных интересов (пункт 2 статьи 54, пункт 1 статьи 56 Семейного кодекса Российской Федерации), с учётом признания, что ребёнку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания (преамбула Международной Конвенции о правах ребёнка от 20.11.1989);

5) свобода вероисповедания ребёнка, его право на свободный мировоззренческий выбор, на свои собственные взгляды и мнение (статьи 18 и 19 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948; статья 18 и часть 1 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966; статья 5 Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования от 14.12.1960; часть 1 статьи 12, части 1 статьи 13, части 1 и 3 статьи 14 Международной Конвенции о правах ребёнка от 20.11.1989; статья 28 Конституции Российской Федерации; статья 3 и пункт 1 статьи 5 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»), во взаимосвязи с правом на светскость (на гарантирование и обеспечение светскости) образования в государственных, муниципальных организациях, осуществляющих образовательную деятельность (является производным нормы пункта 6 части 1 статьи 3 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»);

6) право ребёнка на защиту от принуждения к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нём (часть 2 статьи 20 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948; часть 2 статьи 30 Конституции Российской Федерации; пункт 5 статьи 3 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»);

7) свобода выбора ребёнка в получении образования согласно его склонностям и потребностям (пункт 7 части 1 статьи 3 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации») во взаимосвязи с императивом защиты и развития этнокультурных особенностей и традиций народов Российской Федерации в условиях многонационального государства (пункт 4 части 1 статьи 3 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»);

8) право ребёнка на такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей (часть 2 статьи 3 Международной Конвенции о правах ребёнка от 20.11.1989).

Учитывая изложенное, будет юридически ничтожным любое подписанное родителями (законными представителями) ребёнка их «согласие» на его участие в мероприятии «хэллоуин».

Соответственно сказанному, действия должностных лиц органов государственной власти, органов местного самоуправления в сфере образования, культуры, здравоохранения, спорта, должностных лиц государственных и муниципальных организаций культуры, государственных и муниципальных образовательных, медицинских и спортивных организаций по содействию вовлечению детей в участие в мероприятии «хэллоуин» при определённых условиях могут образовывать признаки состава преступления, предусмотренного статьей 286 «Превышение должностных полномочий» Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ.

Аналогичные нарушения прав ребёнка совершаются и любыми иными лицами при вовлечении детей в участие (или допущении участия детей) в мероприятии «хэллоуин» (за исключением не относящихся к этому случаю норм о светскости образования в государственных, муниципальных организациях, осуществляющих образовательную деятельность).

Организация и проведение в государственных и муниципальных организациях культуры, образовательных, медицинских и спортивных организациях для детей мероприятий «хэллоуин», а также в получающих поддержку из государственного и муниципального бюджетов организациях и в других организациях, противоречит Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой «дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создаёт условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим»; государство обязано обеспечивать приоритет семейного воспитания (часть 4 статьи 67.1), государство обязано оказывать поддержку в сохранении общероссийской культурной идентичности (часть 3 статьи 69).

5. Оценка идеологического значения кампаний по проведению мероприятий «хэллоуин», в том числе в контексте мировых глобальных процессов

Навязывание участия, поддержку вовлечения детей, подростков и молодёжи в мероприятия «хэллоуин», а также рекламу таких мероприятий совершенно обоснованно следует рассматривать и оценивать не как некую разовую или частную проблему, но обязательно в контексте и в качестве инструмента ментальной (когнитивной) войны и элемента гибридной войны, ведущейся коллективным Западом (прежде всего и конкретно – англосаксонскими странами) против России, наряду с:

– кампаниями навязывания «дня святого Валентина» (столь же мнимого «праздника» – ежегодной массированной пропагандистской акции навязчивой пропаганды сексуальной распущенности и сексуальных перверсий [15]),

– кампаниями массированной пропаганды и навязывания гомосексуализма, педофилии и половой дисфории [16] среди аудитории, включающей, в том числе, детей,

– кампаниями навязывания детям крайне опасных и вредных для их духовно-нравственного, физического и психического здоровья и развития игрушек [17],

– кампаниями массового развращения и растления детей через «секспросвет» в школах и детских садах [18];

– массовым целенаправленным принудительным «импортированием» (навязыванием) в Россию из США экстремистских и асоциальных религиозных сект (саентологов, иеговистов, кришнаитов (создана в США), мормонов и т.п.) [19] и экстремистских идеологий (трансгуманизма [20], гендеризма, толерантизма и т.п.),

– массированными кампаниями по разжиганию в России межрелигиозной и межнациональной ненависти и вражды и поддержке непосредственно осуществляющих это акторов [21].

Всё это вполне укладывается в концепт гибридных и, шире, неклассических войн против России [22].

Понкин И.В., Слободчиков В.И., Абраменкова В.В., Петракова Т.И., Кузнецов М.Н., Ячменев Н.П.


Выводы

1. В ходе проведённого исследования выявлены существенные признаки мероприятий «хэллоуин», присущие всем таким мероприятиям (выражающие их общую суть), инвариантные основные элементы содержания и единую направленность, что даёт убедительные основания считать, что мероприятие «хэллоуин» необоснованно воспринимать, признавать и обозначать как праздник, так как это мероприятие является квази-религиозным мероприятием, связанным по своему содержанию с семантикой и ритуалистикой культа смерти и в целом религиозного сатанизма, адаптированным по своему содержанию и воздействию под детскую, подростковую и молодежную аудитории и содержащим элементы развлекательного мероприятия (специальные ролевые костюмы, антураж, игры, танцы, конкурсы и т.п.), соответствующие основной направленности мероприятия.

При этом риторические ложные утверждения организаторов и идеологов проведения таких мероприятий о якобы присущей им «праздничности», «карнавальности» и «весёлости», «прикольности» и «крутости» (сленг) являются лишь прикрытием для защиты от критики и предотвращения запрета проведения таких мероприятий.

2. Участие детей в мероприятиях «хэллоуин» с высокой степенью прогнозируемости влечёт причинение выраженного и существенного вреда (быстро проявляющегося и / или отложенного) их физическому, психическому, духовному и нравственному здоровью и развитию, включая предпосылки формирования установок и мотивов на совершение в будущем в отношении себя и других лиц насильственных действий, предпосылки формирования склонностей к саморазрушающему поведению (аутоагрессии), в том числе – к суициду.

3. Вовлечение детей в участие (и допущение их к участию) в мероприятиях «хэллоуин» грубейшим образом нарушает права и законные интересы ребёнка и его родителей (законных представителей), гарантированные Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации», Федеральным законом от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», рядом иных законодательных актов Российской Федерации.

4. Проведение мероприятий «хэллоуин» в государственных и муниципальных образовательных организациях, организациях культуры, медицинских организациях и спортивных организациях, в иных организациях является противоправным, наносит значительный ущерб воспитанию детей на основе традиционных российских духовно-нравственных ценностей, противоречит конституционно защищаемым ценностям, в том числе общественной нравственности, традиционным семейным ценностям, общероссийской культурной идентичности, грубейшим образом нарушает законодательство Российской Федерации, в частности нарушает конституционный принцип светскости государства, нарушает права, свободы и законные интересы детей и их родителей (законных представителей).

5. Действия должностных лиц органов государственной власти, органов местного самоуправления в сфере образования, культуры, здравоохранения, спорта, должностных лиц государственных и муниципальных образовательных организаций (в том числе педагогов), организаций культуры, медицинских организаций и спортивных организаций по содействию вовлечению детей в участие в мероприятие «хэллоуин», действия организаторов проведения мероприятия «хэллоуин» с участием детей должны в каждом таком выявленном случае получать правовую оценку и квалификацию, а сами такие лица должны привлекаться к правовой ответственности.


Ссылки

1. Референтные методы подробно описаны в изданиях: Понкин И.В., Лаптева А.И. Методология научных исследований и прикладной аналитики: Учебник. Изд. 3-е, дополн. и перераб. / Консорциум «Аналитика. Право. Цифра». – М.: Буки Веди, 2022. – 754 с. <https://state-religion.ru/index.php?p=post&id=74>. Понкин И.В., Слободчиков В.И., Абраменкова В.В., Троицкий В.Ю., Кондратьев Ф.В., Евдокимов А.Ю., Никольский Е.В. Защита человеческого достоинства верующих: Экспертизы и материалы по делам об оскорблении религиозных чувств и унижении человеческого достоинства верующих христиан / Сост.: И.В. Понкин / Институт государственно-конфессиональных отношений и права. – М.: Буки Веди, 2017. – 300 с. <http://moral-law.ru/index.php?p=post&id=193>. Как провести лингвистическую экспертизу спорного текста? Памятка для судей, юристов СМИ, адвокатов, прокуроров, следователей, дознавателей и экспертов / Под ред. М.В. Горбаневского. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Юридический мир, 2006. – 112 с.; Галяшина Е.И. Лингвистика vs экстремизма: В помощь судьям, следователям, экспертам / Под ред. М.В. Горбаневского. – М.: Юридический мир, 2006. – 96 с.; Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации / Под ред. М.В. Горбаневского. 3-е изд., испр. и доп. – М.: Галерия, 2002; Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. – М.: Эдиториал УРСС, 2000. – 352 с.; Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. – М.: Наука, 1974. – 366 с. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. 3-е изд. – М.: Эксмо, 2010. – 480 с.; Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. – М.: Изд-во Московского университета, 1999. – 497 с.; Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. – М.: Изд-во Московского университета, 1980. – 117 с.; Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. – М.: Гардарика, 1998. – 192 с.

2. Отражено, в частности, в: Абраменкова В.В. Во что играют наши дети? Игрушка и АнтиИгрушка. – M.: Яуза, Эксмо, Лепта Книга, 2006. – 640 с. Абраменкова В.В. Ценность детства в современном мире и образовании. – М.: ИИДСВ РАО, 2019. – 232 с. Абраменкова В.В. Безопасность детства в игровой среде // Журнал педагогических исследований. – 2019. – Т. 4. – № 5. – С. 15–22. Абраменкова В.В. Тезаурус основных понятий и категорий к направлению «Безопасное развитие детства» // Актуальные аспекты социально- и психолого-педагогических проблем детства и сопровождения участников образовательного процесса. – М.: ИИДСВ РАО, 2020. – 282 с. – С. 5–30.

3. См.: Слободчиков В.И., Абраменкова В.В. Заключение от октября 2002 г. о психологических и духовно-нравственных последствиях проведения школьных мероприятий под названием «хэллоуин». Понкин И.В. Заключение от 09.10.2002 о незаконности проведения «хэллоуина» в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации.

4. Огромное число уголовных дел по всему миру по нашедшим полное подтверждение в ходе уголовного расследования фактам ритуальных убийств людей членами религиозных сект сатанистов, завершившихся реальными мерами уголовного наказания, полностью исключает здесь всякие мнимые дискуссии и неосновательные предположения-сомнения в реальности существования этой религиозной идеологии (религиозного вероучения) и объединений её адептов.

5. Например, в одном из «рекомендуемых» описаний говорится: «Незаменимые элементы интерьера – декоративная паутина и пауки, колючая проволока, отрубленные руки, ноги, пальцы, голова мертвеца, человеческие кости и черепа, змеи, жуки, мухи и прочая гадость, мятые газеты и шелестящие пакеты на полу. Остроты добавят плавающие глаза и эмбрионы в различных посудинах… Ожившие трупы имеют свой уникальный вид, который ни с чем не спутаешь. Все гости должны выглядеть как мертвецы, вернувшиеся с того света. Одежду нужно выбирать старую, потрёпанную, желательно на пару размеров больше. Наряд можно усилить нарисованными кровоподтеками, грязью и травой. Всё это поможет создать неряшливый вид. Лицо можно спрятать под маской готового персонажа или воспользоваться профессиональным гримом. Усилят жуткий эффект такие аксессуары, как шапка-нож в голове, болт в череп, гвоздь в палец» (Хэллоуин в стиле зомби // <https://4party.ua/holidays/article/khellouin_v_stile_zombi/>. – 14.05.2015).

6. См.: Понкин И.В., Абраменкова В.В., Соловьев А.Ю., Коровина Ю.В. и др. О необходимости совершенствования законодательства о детской игрушке и о компьютерных и иных электронных играх. К разработке проектов концепций федеральных законов в системе профилактики правонарушений несовершеннолетних / Сост. И.В. Понкин / Консульт. совет «Образование как механизм формирования духовно-нравственной культуры общества» при Департаменте образования города Москвы; Комиссия по проблемам защиты прав ребёнка и других участников образовательного процесса Общ. палаты по образованию в городе Москве. – М., 2008. – 58 с. <http://moral-law.ru/index.php?p=post&id=211>. Понкин И.В., Абраменкова В.В. О засилье антиигрушек на рынке детских игрушек в России // Концепция государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защит их нравственности (Проект, 02.06.2008) / Комитет по вопросам семьи женщин и детей, Комитет по культуре и Комитет по делам молодежи Государственной Думы ФС РФ; Комиссия Общ. палаты РФ по социальной и демографической политике. – М., 2008. – 413 с. – С. 191–211. <http://moral-law.ru/index.php?p=post&id=100>.

7. Подробно обосновано в: Понкин И.В., Абраменкова В.В. Комплексное заключение по объекту (изделию) Хагги Вагги, позиционируемому производителями и продавцами как «детская игрушка» // Ветеранские вести. – 02.10.2022. <https://vvesti.com/security/kompleksnoe-zaklucenie-po-obektu-izdeliu-haggi-vaggi-pozicioniruemomu-proizvoditelami-i-prodavcami-kak-detskaa-igruska>.

8. Например, в одном из «рекомендуемых» описаний говорится: «Реквизит: шарик для настольного тенниса, разрисованный как глазное яблоко, столовая ложка. Участники делятся на две группы. Обозначается небольшой отрезок пути (старт и финиш). Игроки по очереди должны преодолеть это расстояние, осторожно неся “глаз” в ложке так, чтобы он не упал. Кто шарик все-таки уронит, тот возвращается на старт и проходит путь заново» (Хэллоуин в стиле зомби // <https://4party.ua/holidays/article/khellouin_v_stile_zombi/>. – 14.05.2015).

9. Например, в одном из «рекомендуемых» описаний говорится: «Трапеза мертвецов. Человечина – вот, что не даёт спокойно трупам покоиться в земле. Поэтому мясные блюда обязательны. А подавать угощения нужно в лучших традициях Хэллоуина. Если хочется блевануть, глядя    на    яства, то с задачей Вы справились» (Хэллоуин в стиле зомби // <https://4party.ua/holidays/article/khellouin_v_stile_zombi/>. – 14.05.2015). См. также: Жуткое угощение: 7 монстро-блюд на Хэллоуин, которые вы легко приготовите с детьми // <https://osvitoria.media/ru/experience/motoroshne-prygoshhennya-7-monstro-strav-na-gellovin-yaki-vy-legko-prygotuyete-iz-ditmy-2/>.

10. Интроекция – включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им взглядов, мотивов и установок других людей уже как своих взглядов, мотивов и установок (Современный словарь иностранных слов. – М.: Русский язык, 1999. – С. 244), метод и результат обеспечения трансформации коммуникативного послания в собственное убеждение реципиента.

11. Караулова Л., Мацкявичене М. Двоечника - повесить! // Вечерняя Москва. – 10.11.1998. – № 255.

12. Желтов М. Мы празднуем вместе с сатанистами?! // Православная газета для простых людей (г. Александров Владимирской обл.). – 2001. – № 6 (30).

13. Караулова Л., Мацкявичене М. Двоечника – повесить! // Вечерняя Москва. – 10.11.1998. – № 255.

14. См.: Понкин И.В. Современное светское государство: Конструктивная светскость. Конституционно-правовое исследование. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2006. – 390 с. <https://state-religion.ru/index.php?p=post&id=9>. Понкин И.В. Правовые основы светскости государства и образования. – М.: Про-Пресс, 2003. – 416 с. <https://state-religion.ru/index.php?p=post&id=7>.

15. Руководители Православных Церквей и Римско-католической церкви неоднократно заявляли, что никакой Валентин, прославленный в лике святых, не соотносится с датой проведения «дня святого Валентина», а все «легенды» придуманы относительно недавно пропагандистами сексуально-перверсивной идеологии и маркетологами. См. подробнее оценку этого «праздника»: Понкин И.В., Максимова Л.А., Соловьев А.Ю. Заключение по содержанию и направленности праздника «день святого Валентина» // Право против ксеноморфов в области общественной нравственности: Методология противодействия: Сб. материалов / Отв. ред. и сост. М.Н. Кузнецов, И.В. Понкин. – М., 2007. – 454 с. – С. 376–381. <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=10>.

16. См.: Ментальная (когнитивная) война против детей России: Экспертизы и материалы по ярким примерам: Сборник / Абраменкова В.В., Елизаров В.Г., Кондратьев Ф.В., Кузнецов М.Н., Понкин И.В., Слободчиков В.И. / Сост. И.В. Понкин / Институт государственно-конфессиональных отношений и права. – М.: Буки Веди, 2022. – 161 с. <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=209>. Понкин И.В., Михалева Н.А., Кузнецов М.Н. Правовые основы защиты общества от агрессивного давления субверсивной идеологии аморализма / Институт государственно-конфессиональных отношений и права. – М.: Буки Веди, 2016. – 232 с. <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=188>. Понкин И.В. Правовые основания и условия защиты малолетних детей от совершения с ними интеллектуальных форм развратных действий в форме пропаганды и признания «третьего или неопределённого» пола // Система функций прокуратуры Российской Федерации (Сухаревские чтения): Сб. матер. VI Всерос. науч.-практ. конф. (Москва, 09.10.2020) / Под общ. ред. О.С. Капинус; под науч. ред. А.Ю. Винокурова; Университет прокуратуры РФ. – М., 2021. – 438 с. – С. 313–322. <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=210>.

17. См. в частности: Понкин И.В., Абраменкова В.В. Комплексное заключение по объекту (изделию) Хагги Вагги, позиционируемому производителями и продавцами как «детская игрушка» // Ветеранские вести. – 02.10.2022. <https://vvesti.com/security/kompleksnoe-zaklucenie-po-obektu-izdeliu-haggi-vaggi-pozicioniruemomu-proizvoditelami-i-prodavcami-kak-detskaa-igruska>.

18. См., например, противоправно реализующую интеллектуальные формы совершения развратных действий с малолетними детьми книгу: Рахманинова Д. Секспросвет для детей 5–8 лет: Интерактивная книга о теле чувствах и отношениях. – М.: Дримбук, 2022. – 64 с. См. также: Интервью А.Б. Шафран с И.В. Понкиным от 10.10.2022 по теме ментальной войны против российских детей на радио «Звезда» // <https://vk.com/wall-211867942_904>.

19. См.: Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник. – Белгород: Миссионерский отдел Московского Патриархата Русской Православной Церкви, 1997. – 272 с. Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник. Изд. 2-е, дополн. и перераб. – Белгород: Миссионерский отдел Московского Патриархата Русской Православной Церкви, 1997. – 459 с. Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Изд. 3-е, дополн. и перераб. – Т. 1: Сатанизм. – М., 1999. – 257 с. Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Изд. 3-е, дополн. и перераб. Т. 2: Оккультизм. – М., 1999. – 596 с. Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Изд. 3-е, дополн. и перераб. Т. 3: Неоязычество. – М., 2000. – 360 с. Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Изд. 3-е, дополн. и перераб. Т. 4: Восточно-мистические группы. – М.: Паломник, 2000. – 382 с.

20. См.: Понкин И.В. К вопросу о содержании и направленности экстремистской идеологии трансгуманизма // Демография: пути выхода из кризиса. – М., 2021. – 129 с. – С. 30–33. <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=203>.

21. См.: Понкин И.В., Слободчиков В.И., Абраменкова В.В., Троицкий В.Ю., Кондратьев Ф.В., Евдокимов А.Ю., Никольский Е.В. Защита человеческого достоинства верующих: Экспертизы и материалы по делам об оскорблении религиозных чувств и унижении человеческого достоинства верующих христиан / Сост.: И.В. Понкин / Институт государственно-конфессиональных отношений и права. – М.: Буки Веди, 2017. – 300 с. <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=193>.

22. См. подробнее: Понкин И.В. Неклассические войны. – М.: ИНФРА-М, 2019. – 87 с.


Читайте также:

Премия "Лучшие книги и издательства года - 2021"
Победитель Литературной премии имени Дельвига
Мы - лауреаты конкурса "СМИ против коррупции"
Veterans News - победитель конкурса "Щит и перо"
WVF отметила команду "Ветеранских вестей"

Фото // vvesti.com ©