Конфликт на Украине необычно повлиял на военный бюджет США

// Политика // Мне нравится 54

Москва - Ветеранские вести. Оборонный бюджет США на 2023 год вызвал большие опасения и споры американских экспертов. Конечно, споры возникали и раньше. Но такого накала они достигли впервые. На этот раз речь шла не о перетягивании на себя финансового одеяла, а о кардинальном, принципиальном пересмотре оборонной концепции США. Какие обнаружились подводные камни оборонного бюджета США, рассказал доктор юридических наук, заслуженный юрист России профессор Юрий Жданов.

– Юрий Николаевич, что так взбудоражило американских экспертов? Понятно, что пресловутый «распил бюджета» - занятие азартное, но сейчас, если не ошибаюсь, заговорили уже не о банальном распределении денег между заинтересованными ведомствами, а прозвучали серьезные опасения в угрозе национальной безопасности?

– И эти опасения вполне обоснованы. Можно, конечно, говорить, что эти угрозы национальной безопасности спровоцировали сами же американцы. Но им это не объяснишь и не докажешь.

А суть вот в чем. Впервые после вьетнамской войны американцы столкнулись с необходимостью всерьез разворачивать силы и средства в Индо-Тихоокеанском регионе. До этого все их усилия были сосредоточены в Европе – сначала против советского блока. Затем – против России. Там, по их мнению, был для них основной противник.

– А что, наш Тихоокеанский флот в расчет не принимался?

– Принимался. Но он по своим задачам и возможностям предназначался именно для обороны нашего тихоокеанского побережья. Для удара по собственно США были предназначены атомные субмарины. Для противодействия им американцы выделяли определенные силы, которые предсказуемо увеличивались без резких скачков. И такая благодать более-менее стабильненько длилась десятилетиями, все привыкли и приспособились.

– И вдруг что-то резко изменилось. Давайте угадаю: проявился китайский фактор?

– Именно так. На арену вышел совершенно другой противник. Обладающий второй (а может, уже и первой?) экономикой в мире. И он готов не только обороняться, но и наступать – и возможно, что одним Тайванем дело не ограничится. И, в отличие от Европы, воевать, а значит – и умирать, американцам придется лично, как во Вьетнаме. Надо в спешном порядке строить новые базы, насыщать их людьми и оружием, создавать инфраструктуру. А это – принципиально иные расходы. Которые так хочется потратить на поддержку конфликта на Украине. Но если с Россией лично воевать США не намерены – для этого хватает всякой европейской шелупони, то в случае с Китаем – деваться некуда. В общем, ребята заметались.

– Кто определяет размеры оборонного бюджета США?

– За последние 15 лет Центр новой американской безопасности (CNAS) во многом определял будущее оборонной стратегии США.

Есть новый, очень любопытный отчет CNAS от 17 ноября «Тенденции расходов на оборону и бюджетный запрос на 2023 финансовый год» (авторы – эксперты Центра Стейси Петтиджон и Ханна Деннис), где рассматривается и оценивается, достаточно ли ресурсов для реализации Стратегии национальной обороны администрации Байдена на момент публикации бюджета.

– Видимо, в этом отчете и отразились все сомнения и опасения американских экспертов?

– В большей мере. В марте этого года Министерство обороны США представило конгрессу бюджетный запрос на 2023 финансовый год с просьбой выделить 773 миллиарда долларов. Это второй оборонный бюджет президента Джо Байдена и одновременно - первый бюджет, составленный этой администрацией, который включает расходы на Программу обороны на будущие годы (FYDP), вплоть до 2027 финансового года.

Большая часть дебатов о бюджетном запросе министерства обороны на 2023 финансовый год вращалась вокруг того, достаточно ли верхней строки для поддержки оборонной стратегии, учитывая инфляцию и военный конфликт на Украине. Кроме того, задержка полной, несекретной версии Стратегии национальной обороны 2022 (NDS) еще больше усложнила задачу оценки соответствия бюджета концепции «интегрированного сдерживания» Министерства обороны США. Ее пока нет. Зато в опубликованной в октябре 2022 года Национальной стратегии безопасности Китай представлен как «наиболее всеобъемлющая и серьезная угроза национальной безопасности США», в то время как Россия остается всего лишь «острой угрозой». Собственно, о чем мы и говорили. Вот такой раздрай.

– И как теперь предполагается распределять деньги?

– Окончательного решения пока нет.

Вот анализ экспертов бюджетной заявки CNAS на 2023 финансовый год. Он сосредоточен на двух факторах — запасах высококлассных боеприпасов и положении за границей. Это, как показали прошлые исследования, имеет решающее значение для усиления сдерживания Китая и России в ближайшей перспективе.

Военный конфликт на Украине показал, насколько быстро могут быть израсходованы ключевые боеприпасы, опережающие существующие запасы, и способность оборонно-промышленной базы удовлетворять всплески спроса. Чтобы снабдить украинские силы, американские военные истощили свои собственные запасы оружия, что побудило уполномоченных палаты представителей включить положение в свою версию Закона об ассигнованиях на национальную оборону (NDAA), обязывающее Пентагон создать критический резерв боеприпасов.

Между тем давние призывы укрепить устойчивость американского военного присутствия в Индо-Тихоокеанском регионе остаются без ответа. Некоторые осудили объем американского финансирования, используемого для укрепления позиции вооруженных сил США в Европе посредством инициатив европейского заверения, а затем сдерживания, в то время как Тихоокеанская инициатива сдерживания (PDI), созданная только в 2020 году, до сих пор не имеет целевых ассигнований. Анализ экспертов приводит специальные показатели в дополнение к тем, которые Министерство обороны США использует, чтобы нарисовать более полную картину закупок высококачественных боеприпасов и зарубежных позиций в двух приоритетных регионах.

Так, категория отчетов минобороны «ракеты и боеприпасы» включает все виды оружия, начиная от отдельных пуль, выпущенных из ручного огнестрельного оружия, и заканчивая межконтинентальными баллистическими ракетами с ядерными боеголовками.

Чтобы лучше оценить, закупает ли Пентагон достаточно обычных видов вооружений, которые ему потребуются для победы над Китаем и Россией, эксперты создали ключевую метрику обычных высокоточных боеприпасов (PGM) и дополнительно дифференцировали эти PGM по их дальности.

Эксперты также разработали еще две метрики — согласованность и выполнение, чтобы оценить, покупает ли Министерство обороны США стабильное и предсказуемое количество высокоточного оружия с течением времени.

Точно так же в рамках Европейской инициативы сдерживания (EDI) и Тихоокеанской инициативы сдерживания (PDI) Пентагон сообщает о финансировании широкого спектра мероприятий, включая сотрудничество в области безопасности, присутствие, учения, новые возможности и улучшения инфраструктуры. Хотя все они могут вносить вклад в состояние, которое определяется как силы, площадь и соглашения, для обеспечения возможности сравнения эксперты свели существующие категории либо к финансированию сил, либо к финансированию объектов. В дополнение к данным PDI и EDI эксперты собрали расходы на военное строительство инфраструктуры для поддержки военных операций в Европе и Тихоокеанском регионе за период с 2012 по 23 финансовый год. В общем, пошла сплошная бухгалтерия и яростный базарный торг за каждый миллион.

– Каковы перспективы?

– Президент Байден, напомню, запросил для министерства обороны 773 миллиарда долларов в 2023 финансовом году, что продолжает общую тенденцию роста расходов на оборону и представляет собой реальное увеличение на 4 процента по сравнению с базовым утвержденным бюджетом на 2022 финансовый год.

При этом конгресс все еще работает над Законом об ассигнованиях на национальную оборону на 2023 финансовый год. Но три из четырех ключевых комитетов добавили от 66 до 77 миллиардов долларов, что увеличит запрошенную президентом верхнюю строчку на 8,5–10 процентов. Это увеличение часто связывали с ростом инфляции, которая уже превысила прогноз в 2,7 процента, сделанный министерством обороны с использованием цепного типа валового внутреннего продукта.

– Какому оружию будет отдаваться предпочтение?

– В отчете CNAS есть много рассуждений и сравнительных статистических данных, чего и сколько было потрачено в различных конфликтах, которые вели США. Выяснилось, что наиболее востребованным, чаще всего применяемым, но почему-то меньше всего производимым оказалось обычное, то есть – неядерное, высокоточное и управляемое оружие всех видов дальности – от 50 до 350 и свыше 350 километров. Конфликт на Украине выявил, что его используют чаще всего, оно расходуется быстрее, чем его производят, запасы истощены – самим не хватает. Вот на него, видимо, и будут больше всего тратить деньги. Причем приоритет будет отдаваться системам, бьющим на самое большое расстояние. Ну, не любят американцы слишком сближаться с противником. Чревато.

– То есть разговоры об истощении запасов боеприпасов всех видов не беспочвенны?

 

– Да, у американцев и европейцев осталось лишь самое необходимое. Если осталось. И восполнить запас быстро не получается. Существующие линии по производству боеприпасов часто почти полностью загружены, поэтому расширение может потребовать сокращения производства другого боеприпаса на той же линии. Или - открытия другой линии, что, в свою очередь, означает, что может потребоваться строительство новых объектов, изготовление дополнительных машин и инструментов, большего количества компонентов, закупки сырья и найма дополнительного числа рабочих. Но, как известно, значительное расширение мощностей по производству боеприпасов обычно занимает несколько лет.

Вот только одна иллюстрация, показывающая логику авторов отчета CNAS. Так, по состоянию на 4 ноября 2022 года Соединенные Штаты выделили Украине помощь на сумму 18,9 миллиарда долларов с начала военного конфликта, в том числе более 1400 переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) Stinger, 8500 противотанковых комплексов Javelin, более 700 барражирующих боеприпасов Switchblade, 38 пусковых установок HIMARS, вооруженных высокоточными ракетами GMLRS большой дальности. Это, по мнению американских экспертов, явный перебор.

Чтобы вооружить Украину, Соединенные Штаты сократили свои собственные запасы критического оружия. В то время как администрация заверяет, что американские военные запасы не являются опасно уменьшенными и что оружие, как правило, будет заменяться по принципу «один к одному», члены конгресса ставят под сомнение способность оборонной промышленности быстро пополнять запасы обычных высокоточных вооружений, которые Соединенные Штаты поставляют на Украину.

– Почему?

– Одна противотанковая ракета Javelin, например, включает в себя более 250 полупроводниковых микросхем. Промышленность в настоящее время может производить только 2100 «Джавелинов» в год. Это означает, что Соединенные Штаты уже отправили Украине Javelin, произведенные примерно за четыре года.

– А как же ядерное оружие? Оно ведь тоже учитывается в бюджете?

– На него, конечно, тоже раскошелятся. Но дело в том, что ядерное оружие, к счастью, пока не применяется. И, надеюсь, никогда не понадобится. Это - оружие сдерживания или возмездия. Оно лежит где-то в хранилищах, устаревает, его модернизируют либо меняют. Оно регулярно, как снаряды и патроны, не расходуется и не требует срочного восполнения. Хотя, конечно, внимания требует. Вот, кстати, буквально на днях появилась новость, которая наверняка потребует лишней строки расходов в американском военном бюджете. В России запустили в серийное производство баллистическую ракету 5-го поколения «Сармат». Об этом 23 ноября сообщил генеральный директор Государственного ракетного центра имени Макеева Владимир Дегтярь. Главное в этой ракете даже не десять разделяющихся управляемых боеголовок по 750 килотонн каждая, а то, что она может достигать цели не только через Северный полюс, но и через Южный. А это значит, что дорогущий комплекс противоракетной обороны, построенный на Аляске, уже не является панацеей. Им придется строить такой же еще и на юге, где-нибудь в районе мыса Горн. Как пел Высоцкий, «где деньги, Зин?».

– И теперь еще американцам надо срочно довооружать свои силы в Индо-Тихоокеанском регионе?

– Не довооружать, а вооружать. Там, по сути, сейчас создается новая группировка против Китая. Те силы, которые противостояли нам, никуда не делись. Но, учитывая Китай, их ничтожно мало. Вот американские эксперты и возмущаются, что текущий портфель Пентагона отдает предпочтение наземному оружию, а не противокорабельному, которое было бы критически важным в тайваньском сценарии. В ближайшие несколько лет американские флот и армия для размещения в Индо-Тихоокеанском регионе будут приобретать больше противокорабельных вооружений, включая «Томагавки» Block V, NSM и SM-6. Но ВВС покупают, по мнению экспертов, поразительно малое количество противокорабельного оружия большой дальности. По их мнению, этого недостаточно даже для того, чтобы одна полностью укомплектованная эскадрилья бомбардировщиков могла совершить хотя бы один налет на китайский флот вторжения. В настоящее время, полагают эксперты, «американские бомбардировщики и истребители пятого поколения не смогут эффективно поражать китайские корабли из-за недостаточного количества противокорабельных средств поражения».

Ну, и дальше эксперты перечисляют еще много всяких разных очень полезных вещей, чего так не хватает американцам для победы над китайцами, – вплоть до сенсорных взрывателей, квалифицированной рабочей силы и даже инструментов. А ведь им надо еще, напомню, строить военные базы, порты, аэродромы и насыщать склады боеприпасами.

– Признаться, их жалобы звучат странно. Обе мировые войны буквально озолотили США, вывели их из многих экономических кризисов. Что с ними сегодня не так?

– Похоже, что они переоценили свои силы и у них начался, что называется, развязываться пупок. Нельзя быть одинаково сильным одновременно в нескольких местах. Тем более, если учесть разрастающийся в США экономический кризис.

– Как эксперты предлагают решать эту проблему?

– Как всегда, за счет союзников. Соединенным Штатам, считают эксперты, необходимо поощрять союзников и партнеров к расширению своих складов вооружений вместо того, чтобы планировать использование американских запасов в случае непредвиденных обстоятельств.

– Отказываются делиться?

– Бесплатно – да. Сотрудничество с союзниками в разработке новых технологий или производстве существующих программ вооружений, считают эксперты, может повысить совместимость, снизить затраты, повысить устойчивость цепочки поставок и способствовать инновациям. Правительство США может предоставить иностранному правительству или компании технические данные и инструкции о том, как производить оружие. Это – один вариант, наиболее быстро реализуемый.

И второй - эксперты рекомендовали Пентагону изучить жизнеспособность многолетних контрактов на закупки и альтернативы традиционному полному финансированию, чтобы определить, могут ли отклонения от практики финансирования и заключения контрактов по умолчанию укрепить производственную базу боеприпасов и ракет и удовлетворить совокупный военный спрос США и союзников. Это к тому, что американский ВПК не собирается сдаваться и намерен урвать свой лакомый кусок. Главное, надо понять, с какого боку откусить.

– Этот прием сработает?

– Думаю, да. В США умеют считать деньги. Дуг Буш, начальник снабжения сухопутных войск, на днях заявил журналистам, что в программах по вооружениям, скорее всего, будет применен именно такой подход. Двухпартийный закон, внесенный в сенат, предоставит Пентагону полномочия по закупкам военного времени, что позволит ему использовать многолетние контракты для закупки большого количества высокоприоритетных боеприпасов, чтобы вооружить Украину против России и пополнить запасы США.

Предлагаемый закон представляет собой поправку к ежегодному законопроекту о разрешении на оборону и был предложен вместо фонда приобретения критически важных боеприпасов, которого добивались Пентагон и некоторые законодатели, но который был отклонен в сенате.

По его словам, управляемые реактивные системы залпового огня (GMLRS) и ракеты Patriot занимают лидирующие позиции среди систем вооружений, производимых в больших объемах. Кроме того, пусковые установки HIMARS могут быть кандидатами на многолетний контракт.

– То есть они переходят к системе долгосрочного планирования? Ударились в социализм?

– Когда речь идет о больших деньгах, они не заморачиваются идеологическими догмами. «Большое преимущество многолетних контрактов заключается в том, что вы обычно экономите много денег, стабилизируете производственную базу и стабилизируете поставщиков», — сказал Буш журналистам на брифинге 21 ноября. «Обратной стороной многолетнего использования является то, что у вас не так много гибкости из года в год».

Ну, это, как вы понимаете, своеобразный реверанс в сторону свободного рынка.

– И такой подход себя оправдал?

– С первых же дней. Уже в октябре – ноябре армия США заключила с Lockheed Martin сделку на сумму 521 миллион долларов на пополнение американских запасов GMLRS, которые были поставлены на Украину.

Компания Lockheed также получила 17 ноября армейский контракт на сумму 14,4 миллиона долларов на увеличение производственных мощностей для быстрого пополнения американских запасов HIMARS после отправки систем на Украину.

В настоящее время Lockheed собирается производить 60 пусковых установок HIMARS в год. Но контракт, заключенный в начале октября 2022 года, позволит компании увеличить производство уже до 96 пусковых установок в год. Об этом сообщил Defense News представитель компании. Представитель добавил, что компания вложила средства в инфраструктуру завода и сможет масштабировать производство в пределах той же площади завода.

В сентябре 2022 года Украина объявила о своем плане закупить 18 систем «Хаймарс» в дополнение к 20 системам, которые США уже отправили ей.

Lockheed Martin также осенью 2022 года выиграла контракт на 179 миллионов долларов, чтобы заменить HIMARS, отправляемый на Украину, вместе с заказом GMLRS.

В октябре 2022 года Буш сообщил Defense News, что армия использует несколько методов для ускорения контрактов, которые позволят пополнить запасы, направляющиеся на Украину. По состоянию на октябрь 2022 года американские военные заработали около 3,4 миллиарда долларов на контрактах, связанных с Украиной, на поставку оружия и техники.


Читайте также:

Премия "Лучшие книги и издательства года - 2021"
Победитель Литературной премии имени Дельвига
Мы - лауреаты конкурса "СМИ против коррупции"
Veterans News - победитель конкурса "Щит и перо"
WVF отметила команду "Ветеранских вестей"

Фото // vvesti.com ©

Теги: // политика