Мужество воинов Российской Империи, проявленное за её рубежами

// История // Мне нравится 22

Москва - Ветеранские вести. Боевые традиции русского воинства, зародившиеся в княжеских дружинах Руси и в ходе становления русской регулярной армии Петра I, получили свое дальнейшее развитие на последующих этапах её строительства. Они ярко проявились в войнах, которые пришлось вести России с врагами, как на своей территории, так и за рубежом при освобождении Европы от войск наполеоновской Франции, а христианские народы Балкан – от османского ига.

Доблесть русского воина в бою была проявлена на землях Германии и Франции, Болгарии и Греции, Польши и Венгрии, Турции и Персии, Румынии и Швеции, Швейцарии и Чехии, Австрии и Сербии. Наиболее яркие подвиги, совершенные в ходе Заграничных походов, стали подлинным украшением боевой летописи армии и флота России, приумножением славных боевых традиций русского воинства.

Во многом благодаря стойкости и мужеству солдат, их верности воинскому долгу, героизму стал возможен значительный успех русской армии в ходе Семилетней войны 1756–1763 гг. Высокое мастерство и боевые качества русских воинов признавались даже противниками.

Прусский король Фридрих II после кровопролитного сражения 14 августа 1758 года у Цорндорфа сказал о русских воинах, что «этих людей можно скорее перебить, чем победить»[1]. Стойкость русских воинов Фридрих II поставил в пример собственной пехоте.

Один из участников Цорндорфской битвы А.Т. Болотов – русский офицер, а впоследствии писатель, мемуарист, ученый и лесовод – так описывал мужество и отвагу своих соотечественников в последние моменты битвы: "Группами, маленькими кучками, расстреляв свои последние патроны, они оставались тверды, как скала. Многие, насквозь пронзенные, продолжали держаться на ногах и сражаться, другие, потеряв ногу или руку, уже лежа на земле, пытались убить врага уцелевшей рукой"[2].

В ходе Семилетней войны русскими воинами были продемонстрированы не только храбрость и бесстрашие в бою, но и гуманное отношение к местному населению. К насильственным реквизициям у населения русские не прибегали. Главнокомандующие, готовясь к проведению военных кампаний, заготавливали довольствие на два месяца вперед, что позволяло полностью обеспечить войска всем необходимым.

В Семилетней войне получила дальнейшее развитие традиция почитания военных заслуг, награждения отличившихся в боях. Русские войска в этой войне получали как индивидуальные, так и коллективные награды за боевые отличия. Например, войскам корпуса генерал-поручика З.Г. Чернышева были пожалованы серебряные трубы, а два кавалерийских полка получили кроме того серебряные литавры[3].

В середине ХVIII века важнейшей задачей внешней политики России являлась борьба за выход к Черному морю, находившемуся под властью Османской империи. Разрешение этой исторической проблемы, а также поддержка Россией растущего национально-освободительного движения народов на Балканах и Кавказе против османского ига вызывали недовольство и противодействие Турции, что привело к войне.

В ходе Русско-турецкой войны 1768–1774 гг. активные боевые действия развернулись как на суше, так и на море. Русская армия и флот в этот период одержали ряд убедительных побед, одной из которых стала выдающаяся победа флота в Чесменском сражении.

24–26 июня (5‑7 июля) 1770 года русская эскадра под руководством генерал-аншефа графа А.Г. Орлова уничтожила флот Османской империи. Одним из главных героев этой "виктории" стал Дмитрий Ильин. Проявив личное мужество, он своими смелыми и решительными действиями внёс значительный вклад в общую победу.

В ночь с 25 на 26 июня 1770 г. отряд кораблей (4 линейных корабля, 2 фрегата, 1 бомбардировочный корабль, 4 брандера) под командованием контр-адмирала С.К. Грейга вошел в Чесменскую бухту. Линейные корабли открыли артиллерийский огонь по турецким кораблям, а фрегаты начали подавление береговых батарей. В результате обстрела были серьёзно повреждены несколько кораблей неприятеля, на одном из них возник сильный пожар.

По сигналу с флагманского корабля в атаку пошли брандеры[4]. Командирами их были офицеры, которые добровольно решили возглавить выполнение смертельно опасной задачи: капитан-лейтенант Р.К. Дугдаль, лейтенанты Ф.Ф. Макензи, Д.С. Ильин и мичман князь В.А. Гагарин. Брандер лейтенанта Дмитрия Ильина под непрерывным огнем противника подошёл к 84-х пушечному турецкому кораблю. Офицер лично бросил горящий брандскугель[5] в корабль и поджёг его.

Корабль противника загорелся и взорвался, засыпав горящими фрагментами, находившиеся в Чесменской бухте турецкие корабли, на которых начались пожары. Русские корабли продолжили артиллерийский огонь по противнику и, к утру, турецкий флот был уничтожен[6].

Мужество и героизм русских моряков вызвали восхищение у всех слоев русского общества. Все моряки были награждены. За личное мужество и храбрость лейтенант Д.С. Ильин удостоился ордена Святого Георгия IV степени и был произведен в капитан-лейтенанты.

В 1886 году в честь отважного русского моряка на столичном Балтийском заводе был построен минный крейсер "Лейтенант Ильин", вошедший в состав Балтийского флота. Затем это славное имя перешло к эскадренному миноносцу. А в Новгородском уезде на могиле капитана 1 ранга Дмитрия Сергеевича Ильина был установлен памятник.

К героическим страницам истории России относится штурм войсками А.В. Суворова крепости Измаил в ходе Русско-турецкой войны 1787‑1791 гг.

Во время штурма крепости был смертельно ранен командир Полоцкого полка полковник Яцунский. Управление полком было нарушено. В сложившейся обстановке полковой священник Трофим Куцинский, находившийся в рядах атакующих, поднял Святой крест и, воодушевляя солдат, произнес: "Стой ребята! Вот вам командир!" и бросился с окружавшими его солдатами на турок. В момент жесточайшей схватки у крепостной стены он был ранен в ногу. Воодушевленные отвагой своего пастыря солдаты сломили сопротивление врага, одержав полную победу над ним.

О подвиге отца Куцинского А.В. Суворов доложил по команде, и князь Г.А. Потёмкин представил его к награде. Императрица Екатерина II пожаловала ему золотой наперсный крест, украшенный бриллиантами, на Георгиевской ленте, единовременно 500 руб. и назначили ежегодную пожизненную пенсию в 300 руб. Трофим Куцинский был возведен в сан протоиерея.[7]

В конце ХVIII века, когда Россия в составе коалиции вела борьбу с Францией, в Итальянском и Швейцарском походах 1799 года во всём блеске проявился военный талант русского полководца А.В. Суворова, а также храбрых русских воинов, хорошо усвоивших его "Науку побеждать".

В сражениях на море флотоводческое искусство проявил адмирал Ф.Ф. Ушаков, возглавивший Средиземноморский поход эскадры Черноморского флота в 1798–1800 гг. Именно под его командованием соединённая русско-турецкая эскадра 20 февраля 1799 года взяла штурмом крепость Корфу. Русские моряки проявили при этом исключительную храбрость и военный профессионализм.

Примером настоящего коллективного подвига стал знаменитый переход русских войск через Альпы. Переход через перевал Сен-Готард, овладение Чертовым мостом, бои у Швица и другие боевые действия, в том числе выход из окружения, на века прославили русскую армию, ярко продемонстрировали еёсилу и непобедимость.

Трёхдневный неравный бой героического арьергарда русских войск со значительно превосходящими силами армии привел к полному её разгрому, а её командующий генерал Массена едва избежал плена, оставив в руках одного из суворовских чудо-богатырей – гренадёра Махотина один из своих эполетов.

Итальянский и Швейцарский походы генерал-фельдмаршала А.В. Суворова и Средиземноморская экспедиция адмирала Ф.Ф. Ушакова стали одними из самых блистательных страниц российской военной истории.

Немало славных побед, прославивших русское оружие и приумноживших боевые традиции, было одержано в ходе Заграничных походов русской армии в 1813 и 1814 гг. Среди тех, кто проявил исключительный героизм, прославил русское оружие, следует назвать Леонтия Коренного, ефрейтора лейб-гвардии Финляндского полка. К тому времени он уже был кавалером солдатского Георгиевского креста, который получил, мужественно сражаясь с французами на Бородинском поле.

В октябрьские дни 1813 года под немецким городом Лейпцигом в бою на окраине Госсу 3-й батальон лейб-гвардии Финляндского полка, в котором служил Л. Коренной, был окружен численно превосходящим противником. Командир батальона полковник Карл Жерве приказал отходить. Почти все офицеры были ранены и потому не могли преодолеть каменную стену, к которой французы прижали остатки батальона.

Французы были изумлены, увидев, как рослый гвардеец брал на руки одного за другим раненых офицеров, поднимал их на гребень стены и перебрасывал на другую безопасную сторону. Коренной спас всех раненых офицеров и вместе с оставшимися в живых "финляндцами" продолжил неравный бой. Когда сломался штык, ефрейтор отбивался прикладом до тех пор, пока не был прижат к земле вражескими штыками. Вокруг богатыря лежало немало поверженных им французов. Своим мужеством он вызвал у противника такое уважение, что его оставили в живых.

На теле павшего последним русского солдата Л. Коренного насчитали 18 штыковых ран. Ещё живого гвардейца доставили на перевязочный пункт. В приказе императора Наполеона по французской армии ефрейтор Леонтий Коренной назывался героем, образцом для подражания даже для французских гренадер. Он был освобожден из плена, и через несколько дней, к великой радости всего полка, Коренной предстал перед сослуживцами. О нём сложили песню, которая вошла в историю лейб-гвардии пехотного Финляндского полка.

О подвиге георгиевского кавалера Леонтия Коренного узнала вся русская армия. Имя его после лейпцигской "Битвы народов" стали называть в ряду с прославленными генералами.

Так простой солдат гвардии России обессмертил себя, став примером верности воинскому долгу, доблести и бесстрашия в неравном бою. Ефрейтору Леонтию Коренному была пожалована серебряная медаль на шею с надписью "За любовь к Отечеству", он был произведён сразу в подпрапорщики и стал знаменосцем родного гвардейского полка.

Немало было примеров храбрости и героизма, проявленного воинами России на земле Франции. 13 марта 1814 г. при сражении у небольшого селения Фер-Шампенауз восточнее Парижа отличилась гвардейская кавалерия – лейб-гвардии Драгунский и Уланский, Конный и Кавалергардский полки. Атакующей коннице удалось прорваться к вражеским батареям и овладеть ими. Среди первых были унтер-офицеры Игнат Егоров и Степан Юнашев. Вслед за ними влетели на холм корнет Тимофей Шестунов и вахмистр Яков Григорьев. Вокруг орудий и зарядных ящиков завязался жаркий рукопашный бой.

Пехотное прикрытие батареи французов попыталось прийти на помощь своим канонирам, но вахмистр Михаил Заровчанский, собрав вокруг себя десятка два людей, и атакуя в конном строю, заставил французов отступить. Развернутые орудия трофейной батареи накрыли вражескую пехоту картечью. За коллективный подвиг георгиевскими кавалерами стали вахмистры Я. Григорьев и М. Заровчанский, унтер-офицеры И. Егоров и С. Юнашев. Обладателем ордена Святого Георгия 4-й степени стал бесстрашный корнет Т. Шестунов.

Череду славных побед и подвигов продолжили воины русской армии и флота в ходе Русско-турецкой войны 1828–1829 гг. Так, золотыми буквами в историю русского флота дату 14 мая 1829 г. вписал экипаж русского брига "Меркурий".

В этот день он вступил в бой с двумя быстроходными и мощными турецкими линкорами – 110-пушечным "Селимие" и 74‑пушечным "Реал-Бей". Накануне боя командир брига капитан-лейтенант А.И. Казарский собрал совещание офицеров, на котором решили всё в соответствии с Морским уставом и традициями драться до конца.

В ходе продолжавшегося более трёх часов боя, русский бриг непрерывно маневрировал, вёл огонь из всех пушек и ружей по нависшим над бригом двум турецким кораблям. После нескольких удачных выстрелов оба турецких корабля получили серьёзные повреждения и были вынуждены лечь в дрейф. Русские моряки вышли из боя победителями.

Победа небольшого "Меркурия" над двумя линкорами была настолько фантастической, что многие поначалу этому не поверили. Газета "Одесский вестник" писала: "Подвиг сей таков, что не находится другого, ему подобного в истории мореплавания; он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотвержение, оказанные при сем командиром и экипажем "Меркурия", славнее тысяч побед обыкновенных"[8].

За смелость, решительность и профессионализм экипажа брига "Меркурий" был удостоен кормового Георгиевского флага. Капитан-лейтенант А.И. Казарский получил повышение в звании и награждён орденом Святого Георгия IV степени. Такой же орден получил поручик И.П. Прокофьев. Остальные офицеры получили ордена Святого Владимира IV степени с бантом, а матросы – Знаки отличия Военного ордена[9].

Важным этапом в развитии боевых традиций русской армии стала Русско-турецкая война 1877–1878 гг., главной целью которой являлось освобождение населения Болгарии, других народов Балкан от турецкого ига.

Воины русской армии проявили массовый героизм личную доблесть и взаимовыручку. Примером могут служить действия вахмистра 1-го эскадрона лейб-гвардии Конно-гренадерского полка Макара Кривовязова, трижды награжденного Георгиевским крестом.

28 октября 1877 года лейб-гвардейцы Конно-гренадерского полка, совершив глубокий рейд по вражеской территории и оставшись незамеченными, начали атаку города Враца. В ходе атаки вахмистр Кривовязов скакал в первом ряду эскадронцев, показывая пример и увлекая за собой кавалеристов. Когда выяснилось, что часть офицеров выбыла из строя, он взял на себя командование полуэскадроном и успешно справился.

Конно-гренадеры выбили турецких пехотинцев, засевших в домах на городской окраине. Победа оказалась быстрой, полной и славной. Во Враце полк захватил огромный провиантский магазин армии султана – 80 тыс. пудов зернового хлеба и более 400 обозных повозок с волами и верблюдами. Провиант пошел на снабжение русской армии. За совершенный подвиг полку были пожалованы на каски знаки отличия с почётной надписью "За взятие города Врацы 28 октября 1877 года".

Среди награждённых оказался и эскадронный вахмистр М. Кривовязов, показавший в бою подлинное бесстрашие, "примерную храбрость" и умение командовать полусотней кавалеристов.

Знак отличия Военного ордена 4-й степени стал первой боевой наградой младшего командира. Георгиевский крест 3-й степени вахмистр Кривовязов получил за бой при деревне Родотино, первым ворвавшись на позиции турок. Следующий знак отличия Военного ордена Святого Георгия 2-й степени, теперь уже не серебряный, а золотой солдатский крест вахмистр М. Кривовязов получил за отличие в бою за село Дербент у города Филиппополь. Презрев смертельную опасность от вражеских пуль, он поднял залёгших кавалеристов в атаку.

Бои за Шипкинский перевал и за взятие Плевны стали символами русско-болгарского братства по оружию и стойкости русского воинства. Легендарные имена русских полководцев М.Д. Скобелева, И.В. Гурко, Ф.Ф. Радецкого, Э.И. Тотлебена, П.П. Карцова и многих других командиров и простых солдат навечно вписаны в героическую летопись побед русского оружия в той войне.

В центре Плевны на памятнике русским воинам начертаны слова: "Они богатыри необъятной русской земли… разбили полчища врагов, разрушили турецкую тиранию… Они отдали самое дорогое – свою жизнь – за наивысшее благо болгарского народа – за его свободу".

В память русских солдат, павших в боях за освобождение Болгарии, в Софии воздвигнут один из главных храмов – Собор Александра Невского, в котором с 1878 года и по сей день во время литургии поминается Александр II и русские воины, павшие в русско-турецкой войне.

В статуте Георгиевского креста есть такие строки: "Неисчислимы и разнообразны воинские доблести победоносного Российского воинства; посему, дабы отличить отменные подвиги, достойные награждения Георгиевским крестом, от обычных", приводятся примеры, включающие признаки истинно выдающихся отличий. Каждый из этих примеров являет собой реальный подвиг и каждый из них – традиция.

Героической страницей в боевой летописи русского флота стал подвиг в Русско-японской войне 1904–1905 гг. экипажа крейсера "Варяг" под командованием капитана 1-го ранга В.Ф. Руднева и канонерской лодки "Кореец", которой командовал капитан 2-го ранга Г.П. Беляев.

С началом войны отряд русских кораблей, находившийся в корейском порту Чемульпо (Инчхон) был блокирован японской эскадрой (2 броненосных и 4 бронепалубных крейсера, 8 миноносцев) под командованием контр-адмирала Уриу, который предъявил командиру русского отряда ультиматум[10].

Несмотря на подавляющее превосходство противника, капитан 1 ранга В.Ф. Руднев принял решение атаковать неприятеля. "Мы идём на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна не была", – сказал командир корабля. "Мы не сдадим им крейсер, ни самих себя и будем сражаться до последней возможности…"[11]. Эти слова, произнесённые перед моряками крейсера, с воодушевлением были приняты экипажами обоих кораблей, проявившими единение духа, верность воинскому долгу и Андреевскому флагу.

В полдень 27 января (10 февраля) 1904 года русские корабли на рейде Чемульпо вступили в неравный бой с японской эскадрой. Огневое превосходство противника было очевидно, и в первые же минуты боя крейсер "Варяг" получил значительные повреждения. Однако экипаж корабля, проявив исключительное мужество, продолжил артиллерийский бой с противником. Меткостью стрельбы отличился старший комендор Фёдор Елизаров, который огнём из своего орудия нанёс повреждения флагманскому кораблю эскадры противника. Умело управлял огнем артиллерийский офицер "Варяга" лейтенант С.В. Зарубаев. Он своим бесстрашным поведением в бою явил для подчиненных образец выдержки и хладнокровия.

Невзирая на мощный артиллерийский огонь неприятеля, под градом осколков продолжали управлять своими орудиями батарейный командир мичман А.Н. Шиллинг, командиры плутонгов мичманы А.А. Лобода, В.А. Балк, П.И. Губонин и Д.П. Эйлер.

Молодые офицеры с честью выдержали первое боевое крещение. Получив ранения, они остались на боевых постах и умело управляли личным составом. Примеру офицеров следовали матросы. Получив ранения, проявили мужество и храбрость старший комендор Филипп Захаров, комендоры Алексей Кудрявцев, Семен Катаев, Василий Утцев, Тимофей Казаков, Иван Романов и Сидор Мудрый, которые продолжали вести огонь по японским кораблям. Когда взрывом снаряда поразило прислугу орудия № 2, старший комендор Прокопий Клименко, получивший сильные ожоги, в одиночку вёл огонь по врагу.

В ходе скоротечного и кровопролитного боя крейсер "Варяг" получил значительные повреждения (из 12 корабельных орудий в строю осталось только 2, погибло и было ранено 122 члена экипажа). Убедившись в невозможности продолжения борьбы, капитан 1 ранга Руднев вывел корабли из боя, и они вернулись в п. Чемульпо. На военном совете офицеры приняли решение уничтожить корабли, чтобы не допустить их захвата японцами. Команды взорвали "Кореец" и затопили "Варяг".

Экипажи кораблей вернулись в Россию, где были торжественно встречены. Героизм экипажей "Варяга" и "Корейца" стал символом стойкости и мужества, верности и беззаветной любви к Родине.

Все участники боя были награждены государственными наградами и специально учрежденной медалью "За бой "Варяга" и "Корейца" 27 января 1904 г. при Чемульпо". Даже противник был потрясён мужеством экипажей русских кораблей. В 1907 году японский император Муцухито в знак признания их храбрости направил В.Ф. Рудневу орден "Восходящего солнца" II степени.

Имя "Варяг" было присвоено крейсеру советского Военно-морского флота. В настоящее время в составе Тихоокеанского флота ВМФ России защищает её рубежи современный гвардейский ракетный крейсер "Варяг".

Ярчайшие примеры массового героизма, образцы высочайшего духа и стойкости российских воинов, проявленные за рубежом, явила Первая мировая война (1914–1918 гг.).

Русские войска, исполняя союзнический долг, сражалась не только на Восточном (Русском) фронте и на Кавказе, но и на Западном (Французском) фронте, а также на Балканах. Они высоко несли честь и славу русского оружия, порой удивляя союзников своей самоотверженностью и воинским профессионализмом.

Союзники России в лице, прежде всего, Франции, начиная с 1915 года регулярно ставили перед императором Николаем II вопрос о направлении русских войск на Западный фронт, где французы, англичане и бельгийцы с большим напряжением сил сдерживали натиск германских армий. Ставился вопрос и о посылке русских войск на Балканы, в Македонию. Формирование русских экспедиционных бригад началось в начале 1916 г. Всего было создано четыре бригады (около 44,5 тыс. человек): две отправлялись во Францию, две – на Балканы, на Салоникский фронт.

Первая бригада начала воевать в Шампани, где шла ожесточённая позиционная борьба. В боях местного значения пулемётным расчётам, как говорится, "не было цены", особенно в действиях ночью. Пулемётный расчёт ефрейтора Родиона Малиновского не раз срывал метким огнем попытки разведывательных поисков германцев и прикрывал свои разведгруппы, которые с "языками" возвращались назад. Командир 2-го особого полка полковник Дьяконов в своих рапортах на имя командира бригады не раз отмечал заслуги георгиевского кавалера ефрейтора Р. Малиновского.

В начале апреля 1917 года полки 1-й особой бригады участвовали в Нивельской операции, отличившись при взятии хорошо укреплённой немцами деревни Курси. 16 апреля русская пехота, преодолев зону огня вражеской артиллерии, ворвалась в Курси. Пулемётные расчёты шли в первых цепях атакующих.

На следующий день германцы попытались отбить Курси, но русские встретили их метким пулемётным огнём и контратаками в штыки. Поставленная перед бригадой боевая задача была выполнена полностью, несмотря на высокие потери (свыше 5 тыс. человек). В тех кровопролитных боях пулемётный расчёт ефрейтора Р. Малиновского вновь блеснул личной отвагой и умением вести огневой бой. О подвиге русской пехоты при взятии Курси, заслугах её пулемётчиков в том победном бою было рассказано в издававшейся во Франции для русских войск "Военной газете" и во французской газете "Ле Матэн", на страницах других печатных органов.

После революционных событий 1917 года и последовавшего за этим расформирования русских частей во Франции, там был создан так называемый "Русский легион", офицеры и солдаты которого считали, что в их лице Россия продолжает выполнять свой союзнический долг, несмотря на подписание сепаратного Брест-Литовского мира[12]. Последняя русская воинская часть на французской земле вошла в состав 1-й Марокканской (пехотной) дивизии, отличившись в ожесточенных боях при Виллер-Бретонне и под Суассоном на севере Франции.

В Русском легионе ефрейтор Родион Малиновский оставался командиром пулемётного расчёта. Он вновь отличился, проявил мужество в этих боях. 15 сентября 1918 года командир 1-й Марокканской дивизии генерал Доган подписал приказ о награждении воинских чинов Русского легиона. В нем говорилось: "Наградить 2-го полка 4-й пулемётной роты ефрейтора Малиновского Родиона: отличный пулемётчик. Особенно отличился во время атаки 14 сентября, обстреливая из пулемёта группу неприятельских солдат, оказавших упорное сопротивление, не обращая внимания на опасность губительного артиллерийского огня неприятеля".

Это было третье награждение русского пулемётчика французским Военным крестом, что было редким случаем для той войны. За бои весной и летом 1918 года ефрейтор Родион Малиновский был награжден ещё и вторым Георгиевским крестом, теперь 3-й степени. Однако эту боевую награду, объявленную в приказе военного представителя Верховного правителя России адмирала Колчака при союзных правительствах генерала Д.Г. Щербачева, он не получил: боец Русского легиона находился на пароходе, следовавшим во Владивосток.

Известное изречение императора-полководца Наполеона о том, что в ранце каждого солдата лежит маршальский жезл, стало пророческим для ефрейтора Родиона Малиновского.

Пройдут годы, и он станет Маршалом Советского Союза, и Министром обороны СССР. Дважды Герой Советского Союза оставит после себя мемуары "Солдаты России", в которых расскажет и о своём участии в Первой мировой войне на французской земле.

Среди русских воинов, героически проявивших себя в годы этой войны, в том числе за рубежом, были и священники. Их мужество и героизм были признаны и высоко оценены. Так, только золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте были награждены более 200 православных военных священников[13].

В частности, на французском фронте геройски проявил себя священник 7-го Финляндского полка Сергей Соколовский. Вместе с разведчиками он не раз совершал вылазки на неприятельские позиции для взятия "языков", проявляя чудеса храбрости. В одной из таких вылазок отец Сергий был тяжело ранен. Ранение привело к потере кисти правой руки. За храбрость и самоотверженность протоиерей Сергий Соколовский был удостоен высшей военной награды Франции – ордена Почетного Легиона и Военного Креста, а в России награжден Георгиевским крестом 4-й степени[14].

На Салоникском фронте особо отличился протоиерей Владимир Праницкий, военный священник 7-го Особого полка, который, как правило, находился на передовых позициях среди сражавшихся, воодушевлял их и личным примером увлекал на борьбу с противником. За героические действия отец Владимир был награжден сербским орденом Белого орла 5-й степени с мечами и орденом Св. Георгия 4-й степени[15].

Высокая духовность, нравственная чистота – они всегда в основе подвига, без них подвигов не бывает.

В русской армии зародились и получили развитие славные боевые традиции: верность воинскому долгу и присяге, почитание Боевого знамени, массовый героизм воинов, личная примерность поведения офицера в бою, взаимопомощь и выручка военнослужащих в боевых условиях и другие. За каждой из них стоят конкретные люди, подвигами своими их прославившие.

Валерий Заславский 

- полковник, начальник отдела (подготовки и применения ПВО) управления морской авиации и противовоздушной обороны Черноморского флота Южного военного округа

Кирилл Аникин

- курсант, военного института (военно-морской политехнический) ВУНЦ "Военно-морская академия им. Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова", г. Санкт-Петербург, г. Пушкин.


[1] Керсновский А.А. История русской армии в 4 томах. Т. 1. М., 1999. С. 101.

[2] Керсновский А.А. История русской армии в 4 томах. Т. 1. М., 1999. С. 111.

[3] Там же. С. 112.

[4] Военное судно, наполненное горючими веществами, предназначенными для поджигания неприятельских кораблей.

[5] Брандскугель – зажигательный снаряд корабельной гладкоствольной артиллерии. Состоял из чугунного ядра с отверстиями (скважинами), начинен зажигательным составом.

[6] В ходе ночного боя потери противника составили: сгорело 14 линейных кораблей, 6 фрегатов, около 40 малых военных судов; до 10.000 турецких моряков утонуло в бухте, было убито или ранено. Уцелевшие линейный корабль «Родос» и 5 галер стали трофеями русских моряков. Потери русской эскадры составили 11 убитых, отдельные повреждения получили 3 корабля.

[7] Максимов В.Ю., Капков К.Г. За службу и храбрость. Священники – кавалеры ордена Святого Георгия. Неизвестные страницы. М., 2018. С. 40–41.

[8] Бондаренко В.В. 100 великих подвигов России. М., 2014. С. 86.

[9] Там же. С. 87.

[10] Только один броненосный крейсер «Асама» по огневой мощи превосходил оба русских корабля.

[11] Бондаренко В.В. 100 великих подвигов России. М., 2013. С.131.

[12] Судьба большинства русских солдат, пожелавших вернуться на Родину, оказалась тяжелой. Французское командование отказало им в просьбе и силой подавило их выступления. Только в 1919–1921 гг. после неоднократных требований советского правительства основная часть русского экспедиционного корпуса вернулась в советскую Россию.

[13] Агафонов Н.В. Ратные подвиги православного духовенства. Самара, 2017. С. 325–335.

[14] Максимов В.Ю., Капков К.Г. За службу и храбрость. Священники – кавалеры ордена Святого Георгия. Неизвестные страницы. М., 2018. С. 161.

[15] Максимов В.Ю., Капков К.Г. За службу и храбрость. Священники – кавалеры ордена Святого Георгия. Неизвестные страницы. М., 2018. С. 180–181.


 

Теги: // история