Рекламный банер

"Кино не должно подрывать честь, гордость и интересы Китая"

"Кино не должно подрывать честь, гордость и интересы Китая"
// Общество // Мне нравится 1 13.7K

Рубрику "Творческая гостиная" открывает в 2019 году интервью с Константином Спасским

Китай - "Ветеранские вести". "Дипломатический шторм" - новый китайский сериал режиссёра Сонг Е Минга о том, как китайские дипломаты находят сторонников на международной арене и выводят Китай на новый политический уровень. Съёмки продолжаются. В главной роли знаменитый китайский актёр Тан Гоцян.

Из России была приглашена большая группа артистов, так как много экранного времени уделяется событиям в Москве. В роли Сталина можно будет увидеть Игоря Гузуна. Хрущёва играет Владимир Чуприков. Свиридов Андрей играет Громыко. Николая Федоренко играет Михаил Самодумский. Персонаж Малика достался Игорю Нойману. Владимир Жуков играет Молотова. На роль Вышинского был утверждён Константин Спасский.

Вот как раз с Константином Спасским в Москве и встретился наш специальный корреспондент Иван Серёгин.

- Самый традиционный вопрос: "Как вы попали в китайский проект на роль Вышинского?"

-  И банальный ответ: отправил свои фотографии, пробы и резюме. Абсолютно рабочий момент. В моей профессии много подобного. Позвонили. Выслали роль. Вызвали. Подкорректировал свой график. Вылетел.

2. Спасский Вышинский

- В Китае вступит в силу новый закон о кино. Что это за закон? Почему он был принят и как меняется китайская киноиндустрия?

- В общем-то правильный закон. Ничего необычного. Во-первых, больше никакой анонимности. Во-вторых, комментарии, порочащие национальную гордость и политический строй, недопустимы и наказуемы. В третьих, личная информация граждан Китая должна находиться на китайских серверах.

Далее: иностранные компании, если хотят работать в Китае, должны сотрудничать с властями по вопросам, связанным с безопасностью. И самое интересное, что заслуживает уважения,: все иностранные фильмы, снимающиеся в Поднебесной, должны соответствовать тем же цензурным требованиям, что и китайские. И почему я про это говорю. Хотелось бы, чтобы наше кино, да и отечественное искусство в целом, не подрывало интересы России.

-  А как же Интернет? Как происходит общение?

- Действующий комитет Национального конгресса принял закон о безопасности в Интернете. Три года назад генсек Компартии КНР Си Цзиньпин во время встречи с представителями сетевых СМИ сказал: "Вы голос партии! Ваша задача защищать её цели и интересы". Многие за последние годы начали привыкать к тому, что разговоры про партию, как было в своё время в СССР, простая говорильня.

Но генсек неожиданно вернул всё на круги своя. И во всех отраслях, связанных с Интернетом контроль стал усиливаться. Произошла монополизации государством новостных ресурсов. Там есть "администрация китайского киберпространства" (Cyberspace Administration of China). Так вот можно говорить всё, что угодно, но считаться достоверным это не будет, пока не будет информации от государственных СМИ. А в плане обычного общения никаких проблем. Мы регулярно созванивались и созваниваемся до сих пор.

- Понятно. Цензура работает. Всё должно контролироваться.

- Не просто контролироваться. Априори: про партийную систему, про армию и полицию, про всё китайское - только хорошо. И вообще про Китай в кино не должно быть ничего плохого. А все китайцы люди замечательные.

5. Константин Спасский и Мао Цедун Тан Гоцян копия 2

- Как всё близко и знакомо нашему поколению. Сколько параллелей можно провести. А если хочется говорить правду?

- В духе партийных постановлений говори сколько хочешь! Срабатывает советская схема. Безобидно посмеяться над сферой обслуживания. Но полиция начеку! И это правда! Ну, может не вся. Но, правда, же!

-  А как у нас? Ведь есть патриотическое кино!

- И замечательно! Но для пропаганды и воспитания должно быть больше. И радует то, что мы снимаем кино про живых людей, а не про памятники или плакаты. Конечно, тут есть возможность уйти совсем в художественный красивый вымысел, но это как повезёт. Главное чтобы было очень талантливо и убедительно. В России много очень хорошего патриотического кино, но в Китае больше. Нужно брать пример. А вообще мы затронули тему ни на один час беседы.

- У нас на всех каналах есть фильмы про преступность. Даже намечается некий культ криминала или, точнее, криминального кино. Как с этим делом там?

- Если преступник грабит японцев, с которыми старые счёты, то он национальный герой. Но не более того. В Пекине полицейский плохим быть не может. У Китая есть друг, брат и сосед Гонконг. Вот про него можно оторваться и снять кино. Про разборки между различными кланами политической правящей элиты и про преступность, и что угодно. И в конце истории, конечно, преступник ловится и наказывается. Добро побеждает зло. И мне кажется это правильным. В общем, для российского зрителя схема знакомая.

- А мелодрамы? Что-то про любовь? Может быть, даже, что-то бытовое?

- Наверняка и с этим там всё замечательно. Но точнее сказать не могу. Пытался посмотреть и про любовь. Очень красиво всё. Но что за страсти там, у героев кипят? Бытовыми историями проникнусь, наверное, потом. Сказки меня, было, увлекли, да, видать, я вырос. На всё времени не хватило. А не хватило ещё и потому, что начал смотреть сериалы про войну, про разведку – контрразведку, про партизан. Очень здорово снято. Про правдивость – это к историкам, пожалуйста. А с киношной точки зрения – лихо. Отрываться от экрана не хотелось. Герои и обаятельные, и красивые, и умные, и отважные.

- Вы познакомились со многими людьми. Были ли какие-то сложности в общении.

- Китайский я не знаю. Мой английский и английский у китайцев – это отдельная история. Но на съёмочной площадке язык кино не подводил ни разу. Все друг друга понимали. И переводчик подтверждал наше понимание. К тому же, как бонус, снимались с нами русские актёры, знающие китайский. Режиссёр Сонг Е Минг крепко держит в руках весь съёмочный процесс. И это не может не радовать. У него в голове чёткая раскадровка.

Ну, а Тан Гоцян - само обаяние и мудрость. Он играет Мао Цзедуна не первый раз. В этом материале он, как рыба в воде, так свободно он себя чувствует на площадке. Всегда выручал нас переводчик и арт-директор Хамид Марзаганов, у него за плечами солидная фильмография из ролей сыгранных в китайском кино. Полноправным членом кинопроцесса стал и арт-директор Джен Фен, покоривший всех своим спокойствием и обстоятельным подходом к делу.

- Кого из наших актёров вы бы отметили?

- Блестяще работали Владимир Чуприков, Игорь Гузун, Владимир Жуков. Владимир Чуприков, хорошо знает отечественную историю, проводит анализ событий, сопоставляет факты. В общем, заглядывает глубже. И это тоже помогло ему так блестяще справиться с ролью Хрущёва. Перед съёмками он подарил мне том со статьями академика Вышинского "Вопросы теории государства и права". Было о чём поговорить и поспорить. Возникало ощущение причастности к историческим событиям середины двадцатого века.

10.Спассский Чуприков Жден Фен 2018 4 окт Янтай 94

- В Китае съёмочный процесс чем - то отличается от российского?

- Слаженности в работе большой группы было, пожалуй, больше. Потому что: "Работники кино должны обладать превосходной моральной целостностью и самодисциплиной". Все должны работать.

- А актёры как работают? Как общаются? Чем живут? Отличается чем-то школа?

- Нет. Особой разницы в актёрской школе я не увидел. На площадке все убедительны, органичны. А вне площадки китайские артисты не могут попадать в сомнительные ситуации. Исключение составляют актёры, пожившие в капиталистических странах и узнавшие вкус свободы и вседозволенности.

- Какие-то перспективы по дальнейшему сотрудничеству появились?

- "Дипломатический шторм" открыл виды на новые проекты. Может быть, что-то и сложится. И в следующий раз поговорим обо всём поподробней.

Новости по теме:
 
Фото // vvesti.com ©