Рекламный банер

Увековечена память легендарных разведчиков из "Кембриджской пятёрки"

Увековечена память легендарных разведчиков из "Кембриджской пятёрки"
// История // Мне нравится 2 12.0K

Самара - Ветеранские вести. В городе увековечили память известных разведчиков, членов «Кембриджской пятерки» Дональда Маклина и Гая Бёрджесса, а также полковника госбезопасности Сергея Хумарьяна. Памятные доски были установлены, соответственно, на стене дома № 179 по улице Фрунзе и дома № 31 по улице Степана Разина.

Деятельность «Кембриджской пятерки» - одна из самых ярких страниц в истории отечественной разведки. В течение нескольких десятилетий подданные Великобритании Ким Филби, Дональд Маклин, Гай Бёрджесс, Энтони Блант и Джон Кернкросс, выпускники Кембриджского университета (отсюда и название разведгруппы), активно работали на советскую разведку, поставляя в Москву секретные материалы стратегической важности. Впрочем, разведгруппа – название весьма условное: на самом деле никакой группы не было, каждый из британцев работал самостоятельно и порой даже не догадывался о том, чем занимаются его бывшие однокашники.

Что касается вклада «Кембриджской пятерки» в безопасность СССР, масштаб их деятельности поражает воображение. Это – тысячи секретных документов, которые из лондонских хорошо охраняемых сейфов каким-то непостижимым образом перекочевали на Лубянку. Это – сотни агентов вражеских разведок, которых удалось вычислить и обезвредить. Это – стратегическая информация, которая в буквальном смысле слова повлияла на ход мировой истории.

Чего стоят одни только технические характеристики новых немецких танков «Тигр» и «Пантера», о которых в Москве стало известно благодаря Киму Филби и Джону Кернкроссу! Или бесценная информация о ходе работ по созданию атомного оружия, которую в Москву регулярно поставляли Ким Филби и Дональд Маклин! Или создание благоприятного имиджа Советского Союза в глазах рядовых британцев, чем успешно занимался Гай Бёрджесс, будучи в годы войны ведущим репортером британской радиовещательной корпорации Би-би-си! Список можно продолжать еще долго…

Но самое удивительное заключается в том, что все члены «пятерки» работали на Советский Союз совершенно бескорыстно, сугубо из идейных соображений. Именно в советском строе Ким Филби и его друзья видели реальную альтернативу западному обществу с его острым социальным неравенством, массовой безработицей, культом денег и прочими пороками. Именно Советский Союз они рассматривали в качестве единственной силы в мире, способной одолеть фашизм. И ради этой высокой и благородной цели члены «Кембриджской пятерки» работали на протяжении многих лет, рискуя карьерой, а нередко и своими жизнями.

Почему в Самаре решили увековечить память именно Бёрджесса и Маклина? Дело в том, что в 1951 году, когда британская контрразведка вышла, наконец, на след Гая и Дональда, в Москве было решено спасти своих особо ценных агентов. Для этого была разработана спецоперация, в результате которой Маклина и Бёрджесса тайно вывезли в Советский Союз.

Детали этой спецоперации до сих пор остаются тайной, известно лишь, что в пятницу 25 мая 1951 года в Лондоне Гай Бёрджесс зашел к своему другу Дональду и пригласил его выпить рюмочку виски в ближайшем пабе. Однако вместо паба друзья, оторвавшись от «наружки», которая их плотно пасла уже несколько дней, добрались до порта и сели на борт парохода, взявшего курс на Францию. Затем через Швейцарию и Чехословакию Гай и Дональд добрались до Советского Союза и уже через пару дней объявились в Москве.

В целях конспирации их отправили в Куйбышев, который в те годы был закрытым для иностранцев городом. Там друзья и прожили первые несколько лет, с 1952 по 1955 год, в доме на улице Фрунзе. И только затем перебрались в Москву. А в январе 1963 года в Москве оказался и Ким Филби.

Дальнейшая судьба членов «Кембриджской пятерки» сложилась так.

Гай Бёрджесс крайне неуютно чувствовал себя на новом месте. И не только потому, что в Советском Союзе не было такого количества пивных, как в «доброй старой Англии». Помимо пристрастия к выпивке, Бёрджесс еще и чрезмерно увлекался женщинами (а по некоторым данным, и не только ими). Разумеется, с таким «джентльменским» набором Гай не вписался в пуританскую советскую действительность. Промыкавшись несколько лет и не найдя достойного применения своим талантам, Бёрджесс тяжело заболел и вскоре умер еще сравнительно молодым человеком – ему не исполнилось и 52-х лет.

А вот Маклин и Филби, напротив, чувствовали себя в Советском Союзе вполне комфортно. Дональд довольно быстро освоил русский язык и впоследствии говорил на нем почти без ошибок. В течение многих лет он консультировал сотрудников советской внешней разведки, работал в журнале «Международная жизнь», а затем в Институте мировой экономики Академии наук СССР. Здесь он проявил себя как выдающийся ученый, защитил докторскую диссертацию, участвовал в работе ученого совета, подготовил немало специалистов в области международных отношений и финансов.

Ким Филби так же много лет работал консультантом в КГБ СССР, вел семинары для сотрудников внешней разведки, неплохо освоил русский язык и женился на русской женщине (она стала его четвертой женой). Он всегда отличался скромностью, никогда не требовал для себя каких-то особых привилегий и материальных благ. Зная его любовь к хорошему коньяку и крепкому табаку, многочисленные ученики и друзья Кима привозили ему в подарок из заграничных командировок французский коньяк и сигареты «Голуас». 27 января, когда Филби появился в Москве, он до конца жизни считал своим вторым днем рождения, а Советский Союз – своей второй родиной.

Остальные члены «пятерки» - Джон Кернкросс и Энтони Блант – после исчезновения Бёрджесса и Маклина в 1951 году попали под колпак британских спецслужб. Их отстранили от работы в государственных ведомствах и подвергли изощренным допросам. Однако до ареста дело не дошло: видимо, очевидных улиц против них у британской контрразведки не оказалось. В 1970-1980-ые годы Блант и Кернкросс вели достаточно уединенный образ жизни: первый занимался изучением искусства эпохи Возрождения, второй тихо жил во Франции, старательно избегая встреч с журналистами и общественностью.

В заключение несколько слов о Сергее Хумарьяне, памяти которого посвящена мемориальная доска, появившаяся недавно в Самаре. Более сорока лет Сергей Георгиевич отдал службе в органах государственной безопасности, дослужился до начальника отдела контрразведки Куйбышевского управления КГБ СССР. А в начале 1950-ых Хумарьян, будучи оперативным сотрудником Куйбышевского управления МГБ СССР, по долгу службы общался с Гаем Бёрджессом и Дональдом Маклиным, которые тогда находились в Куйбышеве.

Поскольку после скандального исчезновения Гая и Дональда на них развернули охоту все спецслужбы западных стран, в СССР личной безопасности членов «Кембриджской пятерки» уделялось повышенное внимание. Круг их общения был сведен к минимуму, а о том, кто они на самом деле, в Куйбышеве знали буквально единицы. По документам Маклин числился Марком Петровичем Фрезером, а Бёрджесс – Джимом Андреевичем Элиотом.

По официальной версии, оба англичанина – бывшие профсоюзные деятели, которые из-за гонений британских властей были вынуждены попросить убежища в СССР. И лишь узкий круг посвященных знал их истинные имена. Сергей Хумарьян из числа тех немногих, кому приходилось лично общаться с Дональдом и Гаем, выполнять некоторые их поручения, обеспечивать личную безопасность англичан и конфиденциальность их пребывания в городе.

Сергей ХОЛОДОВ, редактор отдела истории ИА "Ветеранские вести"

Читайте также:

Президенту Российской секции МПА Юрию Жданову - 56!
50-летие Центра подготовки кадров МПА отметили в замке Гимборн
В Швейцарии завершился Международный турнир по хоккею с шайбой

Фото // vvesti.com ©

Теги: // #история