Рекламный банер

"Трактиру на Пятницкой" исполнилось сорок лет!

"Трактиру на Пятницкой" исполнилось сорок лет!
// История // Мне нравится 1 13.3K

В июле 1978 года на экраны вышел уникальный исторический детектив

Москва - "Ветеранские вести". Сюжет кинофильма переносит зрителя в Москву эпохи НЭПа. В Замоскворечье орудует жестокая банда, наводящая ужас на жителей. Дерзкие налеты на магазины следуют один за другим. Судя по почерку, руководит налетами известный рецидивист Игорь Рыбин по кличке Серый. Его "подвиги" хорошо знакомы сотрудникам уголовного розыска.

Несколько лет Серый провел в местах заключения за аналогичные преступления. Выйдя на свободу, тут же сколотил шайку отморозков и вернулся к любимому ремеслу. Несмотря на все старания сыщиков, поймать разбойников с поличным никак не удается. Однако известно место их лежбища - трактир на Пятницкой. И тогда сотрудники уголовного розыска решили устроить на работу в трактир своего человека, чтобы вычислить состав преступной группы и ее намерения… 

Фильм сразу полюбился зрителю и увлекательной сюжетной линией, и яркими, колоритными персонажами. Кроме того, создателям картины удалось весьма правдиво передать атмосферу нэпманской Москвы. Начнем с главных героев знаменитой киноленты.

Прямых прототипов у главных героев нет. Разве что обаятельный вор-карманник по кличке "Пашка-Америка" в исполнении Александра Галибина. Этот образ был списан автором сценария с реального преступника Павла Андреева. Правда, Андреев, действительно носивший такую кличку, орудовал почти на два десятка лет позже – в середине 1940-х годов. И в отличие от киношного "Пашки-Америки" отнюдь не ограничивался простыми карманными кражами. На его счету вооруженные ограбления и даже убийства, что было не свойственно элите преступного мира, каковой считали себя воры-карманники.

Остальные герои кинофильма – фантазия сценаристов. Однако отдельные черты реальных персонажей того времени уловить всё-таки можно. Так, в образе милицейского начальника Климова прослеживается некоторое сходство с Александром Трепаловым, первым начальником МУРа. Как и киношный Климов, Трепалов не имел никакого отношения к органам правопорядка. До революции Александр Трепалов служил на Балтийском флоте. А когда в 1918 году в Москве был образован уголовный розыск, бывший матрос-балтиец Трепалов стал его первым руководителем.

2239291

Киношный Климов, судя по всему, тоже пришел в милицию по зову партии. Из его реплик по ходу фильма понятно, что он активно воевал в Гражданскую, штурмовал Сиваш, за что и получил орден Красного знамени – высшую военную награду молодой советской республики. А после окончания военных действий, очевидно, был направлен на работу в уголовный розыск Москвы.

Начинать Александру Трепалову пришлось практически с нуля. К счастью, в Москве еще оставались опытные сыскари, работавшие в уголовной полиции царской России. Их и сумел привлечь к работе новый начальник столичного угро. Основная задача старых специалистов, знавших в лицо сотни уголовников, способных по кличке или «почерку» безошибочно определить преступника, - передавать свой бесценный опыт молодым оперативникам из числа рабочих, солдат и балтийских матросов, направляемых на службу в МУР. Этот момент неплохо обыгран в фильме. Там опытный криминалист старой школы выведен в образе следователя Сергея Николаевича Зайцева. И таких бывших царских следаков и криминалистов в первые годы Советской власти в милиции служило немало.

Один из самых титулованных - бывший начальник Московского уголовного сыска Карл Петрович Маршалк, сподвижник знаменитого Аркадия Кошко. После революции их судьбы сложились по-разному. Кошко был вынужден эмигрировать и последние годы жизни провел во Франции. Кстати, англичане неоднократно предлагали Аркадию Францевичу переехать в Лондон и занять выгодную должность в Скотланд-ярде, но Кошко предложение так и не принял. А вот Маршалк остался в Советской России и даже помогал молодым советским сыщикам организовывать розыскное дело. Кроме того, Карл Петрович воспитал целую плеяду талантливых криминалистов, многие из которых оставили яркий след в истории борьбы с преступностью. Среди них, например, будущий начальник Московского уголовного розыска Леонид Рассказов.

Отношение к бывшим царским специалистам было двойственное. С одной стороны, без их опыта и знаний молодые советские сыщики вряд ли сумели в короткие сроки навести порядок в столице, и новая власть это прекрасно понимала. А с другой стороны – дореволюционные кадры частенько испытывали недоверие к себе со стороны правоверных большевиков, и при любом удобном случае становились жертвами подозрений и оговоров.

Вот и в фильме "Трактир на Пятницкой", как только выяснилось, что в МУРе завелся предатель, под подозрение Климова попал бывший дворянин Зайцев. Правоверному большевику Климову и в голову не пришло подозревать "социально близкого" Ваню Шленова. А между тем, предателем оказался именно он. Для Климова, как мы помним, это стало серьёзным душевным потрясением. Впрочем, он нашел в себе мужество признать свою ошибку и извиниться.

2239247

По сюжету фильма за бандой Серого муровцы охотились в середине 1920-ых годов. Хотя правильнее было бы датировать всю эту историю пятью-шестью годами ранее. К середине 1920-х все мало-мальски крупные шайки в Москве уже приказали долго жить. Характерная преступность тех лет – кражи, воровство, мошенничество, то есть деяния, не связанные с применением насилия. Банда разбойников и убийц, показанная в фильме, с гораздо большей вероятностью могла появиться в разгар Гражданской войны. Именно на 1918-1919 годы приходится мощный всплеск бандитизма в столице. Так, за один только январь 1919 года московские бандиты совершили 60 дерзких нападений на магазины и склады, сопровождавшихся убийствами и насилием.

Москву в те годы буквально наводнили преступные группировки. Самые опасные и свирепые из них - банды Сабана, Зюзюки, Гусека, Голицына (Князя), Селезнёва (Чумы) и другие. Каждая из этих шаек насчитывала в своих рядах по десять-двадцать человек, отлично вооруженных и готовых на любое преступление. Любая из этих шаек могла стать прототипом киношной банды Серого.

В целом с бандитами в столице было покончено к началу 1920-х годов. Большую роль в этом сыграл лично Александр Трепалов. Его самой большой удачей стала ликвидация преступной группы из 83 человек, орудовавших на Хитровом рынке. За этой бандой оперативники охотились не один месяц. Однако взять бандитов с поличным никак не удавалось. И тогда Трепалов пошел на хитрость: прикинувшись уголовником, Александр Максимович внедрился в банду, выведал планы её главарей и все воровские малины. В результате сыщики накрыли одним махом всю шайку.

Этот метод – внедрение в преступную среду – активно использовался муровцами и впоследствии. В кинофильме "Трактир на Пятницкой" технология внедрения показана весьма подробно и правдиво. Роль внедрённого сотрудника там сыграл оперативник Панин. Под видом полового по прозвищу Рыжий Панин втёрся в доверие к хозяйке трактира, прикинувшись её родственником, и таким образом оказался в курсе многих преступных тайн.

Кроме того, именно Трепалов создал в структуре МУРа специальное подразделение - группу по борьбе с бандитизмом. О храбрости и самоотверженности этих людей ходили легенды. Практически ежедневно они рисковали жизнью, выезжая на задержания самых опасных преступников. А в те времена ни одна из операций не проходила без вооружённого сопротивления бандитов. И только благодаря личной смелости Трепалова и профессионализму его людей в кратчайшие сроки удалось ликвидировать организованную преступность в столице.

Мастерство московских сыщиков признавали и сами уголовники. В фильме "Трактир на Пятницкой" есть эпизод, когда "Пашку-Америку" сотрудники уголовного розыска привлекли для выполнения спецзадания. Выходя из здания угрозыска после беседы с Климовым, Пашка с восхищением бросает фразу: "Ничего работает уголовка!". В устах такого суперпрофессионала своего дела, как вор-карманник, эта похвала многого стоит.

Так что кровожадная банда Серого из кинофильма – скорее досадный пережиток недавнего прошлого, чем повседневная реальность Москвы середины 1920-х годов.

А вот в провинциальных городах бандиты свирепствовали и в годы НЭПа. Именно туда перебрались из Москвы многие представители преступного мира, когда поняли, что в столице им окончательно перекрыли кислород. Одна из самых кровожадных шаек гастролеров того времени – банда Михаила Осипова, вошедшего в историю отечественного криминала под кличкой Культяпый. На счету Культяпого и его подельников – минимум 78 убийств и десятки разбойных нападений на ювелирные магазины во многих городах страны. В начале 1920-х бандиты успели наследить в Орловской губернии, в Башкирии, на Урале и даже в далекой Сибири. И везде преступники орудовали с крайней жестокостью, буквально упиваясь своей властью над беззащитными жертвами.

Действовали налетчики обычно следующим образом. Приезжая в тот или иной город, останавливались где-нибудь в частном жилом секторе и сидели тихо, не привлекая внимания соседей. Совершив очередное разбойное нападение и оставив после себя море крови и горы трупов, преступники быстро съезжали и оседали где-нибудь в другом регионе. И так в течение нескольких лет.

Взяли Культяпого и его ближайших подельников в Уфе в сентябре 1923 года при попытке ограбить магазин. Причем, на помощь милиционерам пришел священнослужитель, находившийся в момент ограбления в торговом зале. Заметив неладное, священник – человек неробкого характера, сбил ударом кулака одного из налётчиков и стал громко звать на помощь. На крики прибежал постовой милиционер, находившийся неподалеку. Вдвоем они скрутили бандита и погнались за остальными. Двоих удалось задержать, остальных поймали чуть позже. По приговору суда Михаил Осипов и восемь его сообщников были приговорены к высшей мере наказания.

А теперь пройдемся по Москве 1920-х годов и посмотрим, насколько реалистично показан в кинофильме столичный быт того времени. И начнем, естественно, с трактира на Пятницкой, где, собственно, и происходят основные события фильма.

fcc02d6f27ca9552f22df61977efdad1

 

Был ли на самом деле такой трактир в Москве – сказать трудно. В середине 1920-х годов всякого рода ресторанов и трактиров в городе открылось великое множество. Скорее всего, прототипом киношного трактира послужил ресторан "Встреча", который действительно существовал на Пятницкой улице в середине 1920-х годов. Именно его описывает автор романа Николай Леонов, по сценарию которого и снят одноименный фильм. Располагалось заведение в полуподвале четырехэтажного жилого дома. Впрочем, в народе трактир называли иначе: "Три ступеньки". Именно столько ступенек приходилось преодолевать посетителям, чтобы спуститься в полуподвальное помещение, где, собственно, и находился зал ресторана.

В кинофильме действительно зал трактира расположен в полуподвале. И ведёт туда лесенка с тремя ступеньками. Однако фасад самого дома, где располагался трактир, в кино совсем другой. Это здание на Большой Ордынке, соседней улице, сохранившееся и по сей день. Никакого ресторана в полуподвальном помещении в этом доме никогда не было. Кстати, и двух верхних этажей в середине 1920-х годов у этого здания тоже не было: их надстроили в середине 1930-х. А в эпоху НЭПа, когда происходит действие фильма, здание было двухэтажным.

Помимо столичного Замоскворечья, в кинофильме мелькают и другие уголки старой Москвы: Новодевичий монастырь, Нескучный сад, Варварка, Никитский бульвар, здание Рижского вокзала. Кстати говоря, в то время, когда снимался фильм, от Москвы 1920-х годов почти ничего не сохранилось. Поэтому создателям киноленты пришлось немало исхитриться, чтобы воссоздать тогдашний колорит. Так, встреча Цыгана и Француза происходит на Пушкинской набережной возле знаменитого каскада фонтанов и скульптурной композиции "Девочка-ныряльщица" работы Ивана Шадра.

В конце 1970-х, когда снимался фильм, все набережные в центре Москвы были "упакованы" в гранит. Однако в середине 1920-х все выглядело иначе: не было ни гранитных набережных, ни каскада фонтанов, ни "Девочки-ныряльщицы". Пришлось декораторам тщательно скрывать это от зрителя. Наверное, поэтому в сцене, где Француз и Цыган вспоминают о том, как они "…гнили в пинских болотах за веру, царя и Отечество", фигурируют какие-то экзотические растения типа пальм. Очевидно, ими просто маскировали гранитные набережные Москвы.

А торговые ряды, где хозяйничал Пашка-Америка, вообще пришлось снимать в Ростове. В конце 1970-х годов ничего похожего в Москве уже не осталось. Чтобы создать у зрителя иллюзию большого города, декораторы нарисовали на заднем плане огромное сооружение в виде шатра. По внешнему виду это похоже на Владимирские ворота Китай-города с башней. Через них можно было попасть с Никольской улицы на Лубянскую площадь. По соседству с воротами в конце XVII века была воздвигнута церковь Владимирской Божией Матери. Эти строения были утрачены в середине 1930-х годов, во время реконструкции столичного центра.

В целом создателям фильма удалось весьма правдоподобно передать дух нэпманской Москвы: обилие торговых лавок, ресторанов, уличных базаров. После некоторого запустения, связанного с Гражданской войной и интервенцией, в начале 1920-х годов в городе вновь расцвела торговля, а частные предприниматели, развернув кипучую деятельность, снова почувствовали себя хозяевами жизни.

Один из таких нуворишей в кинофильме откровенно хамит трактирному гитаристу бывшему штабс-капитану Владимиру Гремину, роль которого исполнил Глеб Стриженов. Именно так и вели себя обнаглевшие нэпманы. Неудивительно, что многие правоверные большевики в годы НЭПа пребывали в сильном душевном смятении: стоило ли делать пролетарскую революцию и ликвидировать богачей как класс, чтобы через несколько лет все снова вернулось на круги своя?

Сергей Холодов, историк

Читайте также:
Теги: // #история