Баннер вверх

Сталинские репрессии: мифы и факты

Сталинские репрессии: мифы и факты
\\ История \\ Мне нравится 2 12.8K

В поисках правды - эксперт "Ветеранских вестей", историк Сергей Холодов

СССР - "Ветеранские вести". 80 лет назад, летом 1937 года, в Советском Союзе начался так называемый "большой террор". Эта драматичная страница нашей истории уже давно стала темой всевозможных спекуляций. Недруги России, как только речь заходит о недавнем советском прошлом, тут же радостно вспоминают 1937 год. При этом априори считается, что все пострадавшие в то время были невинными жертвами сталинского произвола, а число самих репрессированных произвольно увеличивается в несколько раз – в зависимости от фантазии авторов и степени их ненависти к России.  
 
Между тем, реальные цифры и факты таковы. 
 
Решение о начале "большого террора" было принято 2 июля 1937 года, о чем руководству НКВД СССР, а также секретарям обкомов, крайкомов и ЦК национальных компартий было направлено соответствующее письмо за подписью Сталина. В письме руководителям регионов предписывалось в пятидневный срок представить в ЦК ВКП(б) персональный состав специальных судебных органов (троек) для ускоренного рассмотрения уголовных дел, а также количество лиц, подлежавших репрессиям. 
 
На основе представленных данных в конце июля НКВД СССР подготовил Оперативный приказ "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов" за подписью наркома внутренних дел Николая Ежова. В этом 19-страничном документе подробно расписывается алгоритм репрессивных мероприятий. Например, все лица, подлежавшие репрессиям, разбивались на две категории. К первой категории относились наиболее опасные антисоветские элементы, которые подлежали немедленному аресту и расстрелу. Ко второй категории относились "все остальные менее активные, но все же враждебные элементы". Их надлежало арестовать и отправить в лагеря на срок от восьми до десяти лет.
 
Помимо всего прочего, в Оперативном приказе указана и численность людей, подлежавших репрессиям. Рекордсмен в этом списке – Москва и Московская область (35 тысяч человек). На втором месте – Западно-Сибирский край (17 тысяч человек), на третьем – Ленинград и Ленинградская область (14 тысяч). Из национальных республик больше всех репрессии коснулись Белоруссии (12 тысяч человек). Меньше всех – Киргизии и Молдавии (соответственно, 750 и 700 человек). Всего же, согласно приказу НКВД, репрессиям подлежало 268 тысяч 950 человек, из них по первой категории – 75 тысяч 950.
 
В приказе оговаривалось, что эти цифры являются ориентировочными, однако местным органам НКВД строжайше запрещалось произвольно увеличивать количество лиц, подлежавших репрессиям. И наоборот, разрешалось "…уменьшение цифр, а также перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории – во вторую категорию".    
 
Даже если допустить, что все руководители региональных органов НКВД не уменьшили квоты ни на одного человека, всё равно получается, что общее количество лиц, расстрелянных в 1937 году, не превышает 75 тысяч 950 человек. Откуда берутся мифы про миллионы загубленных жизней – совершенно непонятно. 
 
А теперь - о репрессиях в армии. Их особенно любят смаковать либерально настроенные авторы. Дескать, талантливых военачальников в 1937 году перестреляли, а на их место посадили неучей без должного опыта и знаний. В качестве основного аргумента при этом обычно приводят цифры репрессированных офицеров и генералов. Мол, из пяти маршалов Советского Союза расстреляли троих, из пяти командармов первого ранга – пятерых и так далее. А всего же Красная армия потеряла сорок тысяч самых талантливых своих офицеров. Ну, как после этого можно было дать отпор фрицам, если летом 1941 года у западной границы их встретили желторотые юнцы, у которых вместо боевого опыта марксистско-ленинская шелуха, почерпнутая из передовиц советских газет! И мало кто замечает очевидную несуразицу пропагандистских штампов.
 
Например, с чего это вдруг любители сказок про невинно убиенных военачальников взяли, что расстрелянные в 1937-м командиры обладали боевым опытом, а пришедшие им на смену не имели никакого? Здравая логика подсказывает обратное. Именно до 1937 года у советских командиров не было никакого боевого опыта, если не считать боевым опытом лихие кавалерийские атаки времен гражданской войны. Зато в конце 1930-ых после серии вооруженных конфликтов, в которых участвовал Советский Союз, такой опыт появился.
 
Вспомним хотя бы Халкин-Гол или Финскую кампанию. Японцы и финны тогда были противником серьезным, воевать против такого врага - это вам не в гражданскую шашкой махать против своих соотечественников. Так что, к 1941 году офицеры РККА, пришедшие на смену репрессированным командирам, как раз имели опыт ведения современной войны – в отличие от героев гражданской, которые если чем и прославились, то лишь личной храбростью, но никак не полководческими талантами. Но почему-то считается, что именно бывшие кавалеристы смогли бы в 1941-м остановить немецкие танковые клинья.
 
Ещё одна глупость, которую без устали повторяют любители сказок про обезглавленную армию, заключается в количестве репрессированных. Откуда взялась цифра в сорок тысяч расстрелянных полководцев? Кто ее придумал? Статистика репрессированных офицеров и генералов Красной армии накануне войны уже давно не является секретной. В различных источниках, например, публиковалась официальная справка на имя заместителя наркома обороны Ефима Щаденко. В ней указано, сколько офицеров уволено, и сколько арестовано.
Действительно, в период с января 1937 по сентябрь 1938 года из рядов Красной армии было уволено по разным причинам, в том числе по состоянию здоровья и по выслуге лет, 36 тысяч 761 человек. Из них арестовано 10 тысяч 868 человек. 
 
Более того, в отчете начальника Управления по командному и начальствующему составу РККА от 5 мая 1940 года указано, что по состоянию на 1 мая 1940 года 12 тысяч 461 незаконно уволенный офицер восстановлен в рядах Вооруженных Сил. Так что, сорок тысяч расстрелянных никак не получается. Это – очередной миф, не имеющий ничего общего с реальностью.
 
Ну а как быть с тремя расстрелянными маршалами и пятью командармами? Их же действительно расстреляли, и это факт. Однако прежде чем лить слёзки по поводу невинно убиенных полководцев, давайте посмотрим на их полководческие достижения (если таковые есть) и решим, так ли уж невинно эти маршалы и командармы пострадали от рук сталинских палачей.
 
Первый в ряду невинно загубленных полководцев – Михаил Тухачевский. Почему-то считается, что он был самым талантливым среди советских маршалов и генералов. Дескать, был бы в 1941 году Тухачевский на Западном фронте, черта с два дошел бы Гитлер до Москвы.
 
Самое пикантное заключается в том, что однажды Тухачевский уже был на Западном фронте. Это было летом 1920 года во время советско-польского конфликта. Тогда Красная Армия развернула блистательное наступление на Запад и вот-вот взяла бы Варшаву. Но на беду Красной Армии во главе Западного фронта, войска которого погнали поляков, оказался гениальный полководец с польской фамилией Тухачевский.
 
В результате его гениального командования мы не только не взяли Варшаву, но и отдали громадную часть своей территории – всю западную Белоруссию и часть западной Украины. Десятки тысяч солдат РККА тогда попали в плен к полякам, и далеко не все из них выжили в польских лагерях. Именно благодаря полководческому таланту Тухачевского западная граница СССР на долгие годы оказалась придвинутой почти вплотную к Минску, а значит, к Москве и центральной части страны. И только в сентябре 1939 года Советский Союз вернул свои территории, незаконно оттяпанные Польшей летом 1920-го.
 
В каких-либо иных военных кампаниях великий полководец Тухачевский замечен не был. Зато немало преуспел в подавлении антисоветских волнений. Именно он расстреливал взбунтовавшихся матросов в Кронштадте и травил газами крестьян в Тамбовской губернии. Именно его полководческому гению принадлежат рекомендации о том, как следует усмирять недовольных советской властью. Вот, например, приказ Полномочной комиссии ВЦИК за номером 116 от 23 июня 1921 года. В нём четко прописано, сколько заложников нужно брать и сколько расстреливать в случае неповиновения. 
 
Цитируем: "По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60-100 наиболее видных лиц в качестве заложников, и вводится осадное положение. Жителям дается два часа на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения заложники будут расстреляны через 2 часа. Если население бандитов и оружия по истечении двухчасового срока не указало, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие". Подписи под этим выдающимся творением полководческой мысли поставили Антонов-Овсеенко и Тухачевский
 
Свой богатый опыт карательных экспедиций Тухачевский обобщил и подробно изложил в объемных трудах о методах насаждения коммунистической власти в покорённых странах. Даже термин специальный изобрел: советизация. Ну а кроме чисто практических советов, гениальный полководец Тухачевский в своих трудах сыпет обильными цитатами из марксизма-ленинизма и рассуждает о классовой борьбе как движущей силе всемирной истории. Многие его творения опубликованы, так что любой желающий может лично составить впечатление о полководческом даре невинно убиенного маршала. С его-то боевым опытом Красная армия в 1941-м непременно остановила бы Вермахт в приграничной полосе, а потом погнала бы агрессора до Варшавы, а может, и дальше! И как это глупый Сталин не разглядел в нём военного гения?!
 
А вот другой персонаж из той же серии - Василий Блюхер. Герой гражданской войны, красный командир, лихой кавалерист. На этом, впрочем, все его достоинства и исчерпываются. В 1930-х годах маршал Блюхер командовал Дальневосточным фронтом, развернутым против японцев. И докомандовался до того, что сменивший его на этом посту генерал Апанасенко пришел в ужас от состояния наших войск. В ходе осмотра частей и гарнизонов выяснилось, что осенью или весной в случае тревоги ни один из советских полков не смог бы выйти из военного городка. Причина: отсутствие дорог. За десять лет гениального руководства Дальневосточным фронтом Блюхер так и не понял значения коммуникаций в современной войне. Привык в гражданскую шашкой махать! Вот бы этого гениального стратега летом 1941 года да в степи Украины! Уж он-то, вне всякого сомнения, остановил бы гитлеровские полчища и не сдал бы фрицам всю "незалежную"! 
 
Следующий кадр - Иона Якир. С его полководческим даром все было ясно еще в гражданскую. Если Тухачевский с Блюхером хоть войсками командовали, то Якир с самого начала подался в каратели. Сколотил отряд из всякого отребья (говорят, особенно любил китайцев) и наводил ужас на деревни и села юга России. Понятия "Якир" и "красный террор" - это синонимы. Именно такие "якиры" в то время делали головокружительную карьеру в армии и спецслужбах. Большевики первой волны в награду за усердие в деле истребления русского народа охотно назначали бывших карателей на высокие посты.
 
Вот и "великий полководец" Якир дослужился до звания командарма первого ранга, последняя его должность – командующий Киевским особым военным округом. Чрезвычайно опытный командир!
 
Под стать ему другой каратель с ярко выраженным уголовным прошлым - Михаил Фриновский. Этот тоже носил звание командарма первого ранга и попал в число пяти расстрелянных. По нему тоже слёзки льют любители сказок про обезглавленную армию. Непонятно только, при чем тут армия? В 1920-30-ых годах Фриновский последовательно делал карьеру в ОГПУ-НКВД. Последняя его чекистская должность - начальник Главного управления государственной безопасности (ГУГБ). Правда, затем, уже незадолго перед арестом, Фриновского бросили на другой участок работы – в Народный комиссариат военно-морского флота. Так бывший уголовник и каратель Фриновский незадолго до расстрела стал флотоводцем. И если б не сталинские палачи, он бы показал немцам, что такое Балтийский флот! 
 
Показал бы немцам кузькину мать и другой гениальный флотоводец - Павел Дыбенко. В отличие от Фриновского, Дыбенко хотя бы имел представление о флоте, поскольку перед революцией служил матросом на Балтике. Однако на этом заслуги Дыбенко перед Родиной заканчиваются. Дальше - участие в революции и во всем, что ей сопутствует - пьянках, гулянках, митингах и убийствах офицеров. С немцами в 1941 году Дыбенко, несомненно, разобрался бы играючи. Опыт у него уже был. В феврале 1918 года именно Павла Дыбенко с группой революционных матросов Балтфлота большевики кинули под Нарву навстречу прорвавшим фронт немцам.
 
Бравые матросики во главе с гениальным флотоводцем Дыбенко, увидев настоящего противника, драпанули так, что их потом долго отлавливали по всей России. Дыбенко, говорят, задержали аж в Самаре – за тысячу вёрст от российско-германского фронта. Павла Дыбенко тогда от заслуженного наказания спасло его безупречное рабоче-крестьянское происхождение и личное заступничество пламенной революционерки Александры Коллонтай. Зато для товарища Сталина происхождение человека и его революционные заслуги особой роли не играли, товарищ Сталин оценивал людей по их деловым качествам. Так, спустя 20 лет подвиги Дыбенко под Нарвой и его выдающийся полководческий талант были по достоинству оценены в приговоре суда…
 
А еще были Гамарник, Уборевич, Путна, Эйдеман, Вацетис и прочие "выдающиеся стратеги". Все они пролезли наверх в мутные времена гражданской войны и отличились только одним: патологической ненавистью к русскому народу. В 1937-1938 годах всех этих великих военачальников постигло вполне заслуженное наказание. И как знать, если б не своевременная чистка армейских рядов, может, мы не остановили бы немцев под Москвой зимой 1941-го?