Рекламный банер

"Генерал, который вошёл в штаб-квартиру НАТО по ковру из цветов"

"Генерал, который вошёл в штаб-квартиру НАТО по ковру из цветов"
\\ История \\ Мне нравится 3 11.3K

Михаилу Моисееву выпало руководить Генштабом и исполнять обязанности министра обороны 

Москва - "Ветеранские вести". 100 лет назад была создана Красная армия. За этот немалый срок Генштаб Вооруженных сил страны, который много раз менял название, возглавляли такие прославленные военачальники, как Михаил Фрунзе, Михаил Тухачевский, Георгий Жуков, Александр Василевский, Василий Соколовский. Генералу армии Михаилу Моисееву выпало руководить Генштабом Вооружённых сил СССР во время вывода советских войск из Афганистана и Германии, а в августе 1991-го пришлось исполнять обязанности министра обороны СССР.

Омоложение кадров

По словам Михаила Моисеева, его назначению на пост начальника Генштаба Вооружённых сил СССР предшествовала встреча с Михаилом Горбачёвым, когда глава советского государства остановился в Хабаровске перед визитом в Японию.

Генерал Моисеев занимал тогда пост командующего войсками Дальневосточного военного округа. Округ включал территорию площадью около 7,5 млн кв. км, на которой проживало порядка 6,5 млн человек. Военный контингент превосходил по численности группу советских войск в Германии: семь армий, пять общевойсковых с учетом 43-го армейского корпуса в Биробиджане, первая воздушная армия и одна армия ПВО.

Каждый год в округе проходили фронтовые и стратегические учения, которые охватывали Тихоокеанский флот, Дальневосточный, Забайкальский и Сибирский военные округа.

Через некоторое время после встречи с Горбачёвым Моисееву позвонили из Москвы и вызвали в столицу. Он полетел обычным рейсом "Аэрофлота", несмотря на то что у командующего войсками округа был самолёт.

В Москве министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов предложил Моисееву пост начальника Генштаба. Тот ответил: "Доверие оправдаю". А через несколько часов состоялась встреча с Горбачёвым. Их разговор был кратким, и после этого Моисеева назначили на должность.

По словам генерала, важную роль в его назначении могло сыграть мнение первого секретаря Хабаровского крайкома КПСС Алексея Чёрного. Армия принимала участие в хозяйственном развитии края, который, к слову, обеспечивал себя на 100% - работал оборонный комплекс, развивалось среднее и крупное скотоводство, птицефабрики и т.д.

"Чёрный был членом военного совета округа. И на этом совете, невзирая на звезды и ранги командарма, спрашивал со знанием дела", - вспоминает генерал.

Новая должность - новые задачи

Моисеев был знаком с предыдущим начальником Генштаба - маршалом Сергеем Ахромеевым, который ушёл в отставку по состоянию здоровья.

По словам Моисеева, когда он принял Генштаб в 1988-м, более 850 военнослужащих были без квартир, но год спустя все получили жилье. Одной из самых сложных задач для руководства Советской армии был вывод войск из Афганистана.

В январе-феврале 1989 года Моисеев руководил вторым этапом вывода группировки советских войск из Кабула и других районов Центрального Афганистана. По его словам, "это был не просто второй этап, а самый главный этап, потому что первый был сокращением контингента". Работа отнимала столько времени, что жить генералу приходилось в гостинице при Генштабе.

Нужно было не только вывезти из страны солдат и офицеров, но и передать местной армии все, что за десять лет было сделано советскими военными на территории Афганистана, в том числе гражданскую инфраструктуру - школы, больницы… По словам Моисеева, вывод без потерь 103-тысячной Советской армии стал предметом зависти других государств.

Войска покидают Германию

Вслед за Афганистаном советские военные вынуждены были покинуть и Германию. Руководил этим процессом снова Моисеев. По словам генерала, "нельзя было из Германии выводить Западную группу войск (ЗГВ), не нарушив Потсдамское соглашение 1945 года". Он также уверен и в том, что сохранение там 100-тысячной группировки предотвратило бы югославские события и расширение НАТО на Восток.

Советский Генштаб анализировал возможности грамотного и безболезненного вывода ЗГВ и указывал на то, что этот процесс потребует не менее десяти лет и ста миллиардов немецких марок. За это время предполагалось обустроить военные городки для выводимых частей и соединений, построить жилье для офицеров и прапорщиков, создать материально-учебную базу, наладить инфраструктуру и полигонное оборудование.

"В конечном счёте, дабы угодить западным политикам, в обход мнения профессионалов, войска выводились в чистое поле в спешном, форсированном порядке", - говорит генерал армии. Спешка была связана с тем, что на переговорах по сокращению обычных вооружений в Европе (танки, БМП, самоходная артиллерия, самолеты и вертолеты) были определены пять показателей по их предельному количеству. И их нужно было выполнять.

В 1990 году Моисеев вел переговоры с польским премьер-министром Кшиштофом Скубишевским о транзите через Польшу военных эшелонов, вывозивших войска ЗГВ на родину. Советская сторона исходила из того, что железнодорожные пути и стрелочные переводы в Польше "были изношены на 90 и более процентов", а деньги, которые выделялись правительством ФРГ на переброску советской техники, позволяли восстановить железнодорожную инфраструктуру.

Определённые разногласия возникли с оплатой транзита - изначально советская сторона предлагала платить по 20 марок за каждую ось железнодорожного вагона, в то время как польское руководство требовало поднять сумму до 40 марок. Но в ходе переговоров и этот вопрос удалось решить.

Ещё примечательно, что ядерные вооружения отправили из Германии на десантных кораблях. "Даже наши вероятные противники не смогли уследить за тем, как мы морем, через воды Балтики, вывезли в специальных пассажирских поездах весь ядерный потенциал ЗГВ", — вспоминает начальник Генштаба.

Первый советский генерал в штаб-квартире НАТО

В конце 1987 года Горбачёв выдвинул новую оборонительную доктрину, в которой также говорилось, что ядерная война не может быть средством достижения политических целей. Моисеев был её разработчиком. В 1989-м доктрину обсуждали руководители военных ведомств в штаб-квартире НАТО. На переговорах присутствовал и начальник Генштаба советских Вооружённых сил.

По словам генерала, его контакты с председателем комитета начальников штабов вооруженных сил США Колином Пауэллом дали ощутимый результат. "Его визит в Советский Союз в июле 1991 года и мой визит в Америку в октябре 1990 года, эта открытость произвели на всех сильное впечатление. Мы на Северном флоте в действии показали бригаду морской пехоты, где сержанты знали английский язык. Американскую делегацию это потрясло", - добавляет он.

После этого у Моисеева с Пауэллом состоялся разговор:

- Хорошо, что наши страны не воевали друг с другом. А если и воевали вместе, то против фашизма. И по ленд-лизу, а это огромная помощь американского народа, в СССР шли поставки вооружений и техники, продовольствия - и это нужно ценить. А то ты был бы похоронен на высоте 504 Буршла, - сказал Моисеев Пауэллу.

- Это где? - спросил американец.

- Да в сорока километрах от Кёльна, это ж твое направление, - уточнил Моисеев, напомнив, что Пауэлл раньше командовал Второй танковой дивизией, располагавшейся в том районе. После этого, по словам генерала, Пауэлл взял бутылку, налил три стопки (третьим был переводчик) и сказал: "Давай выпьем за то, чтобы никогда ни Америка, ни Советский Союз не воевали друг против друга".

Моисеев вспоминает, что был в гостях у Пауэлла, а после этого позвал его к себе с ответным визитом. "Это был крутой поворот к тому, что военная сила стала играть большую роль в понижении военного противостояния", - подчеркивает он.

Эпизод с Хонеккером

В 1991 году в Германии произошла смена политической власти. Моисееву сообщили, что Эриха Хонеккера, который до 13 октября 1989 года был главой ГДР, собираются выдать американской стороне. Времени на согласование действий с Москвой не было. Генерал доложил об этом министру обороны СССР Язову, который сказал, что начальник Генштаба может действовать под свою ответственность. После этого Моисеев приказал вывезти Хонеккера на своём самолете. "Практически я рисковал всем", - говорит он.

Бывшего главу ГДР доставили в Советский Союз и разместили в военном госпитале в Сокольниках. "На другой день на заседании Политбюро меня чуть не лишили партийного билета", - вспоминает Моисеев. В Москве после парада в ознаменование Дня Победы генерал пришёл в номер Хонеккера, там был накрыт стол.

Августовский путч 1991 года перечеркнул все планы Хонеккера на получение так необходимого ему политического убежища. Последующий запрет КПСС усугубил его положение. В Москве Хонеккер стал нежеланным гостем, и в октябре ему передали официальное требование в течение двух суток покинуть территорию России.

Путч и смерть отца

Самый драматический момент не только в истории страны, но и в судьбе генерала случился в августе 1991 года, когда группой высших должностных лиц была предпринята попытка государственного переворота.

19 августа 1991 года Моисеев вернулся в Москву из отпуска, проведенного неподалеку от Фороса. Столица встретила его "танками и баррикадами". После провалившегося путча 21 августа в качестве исполняющего обязанности министра обороны он встречал Горбачёва в аэропорту вместе с министром иностранных дел СССР Александром Бессмертных.

Подписанный Моисеевым документ, который официально пошёл в войска, "вызвал дикую злобу". В нем военачальник дал оценку перевороту как антинародному режиму, а назначение Борисом Ельциным министром обороны РСФСР Константина Кобца и директивы не выполнять распоряжения министра обороны СССР и начальника Генштаба - "как попытку ввергнуть страну в гражданскую войну".

По словам Моисеева, на его отставке настаивал вице-президент России Александр Руцкой, который приехал на дачу к Ельцину и предложил другую кандидатуру - главнокомандующего ВВС Евгения Шапошникова.

Во время путча СМИ на Дальнем Востоке сообщили, что начальник Генштаба ВС СССР генерал армии Михаил Моисеев якобы застрелился. Отец Моисеева Алексей Семенович услышал эту новость от соседки, когда пришёл в магазин.

Не унижать, а учить

За многолетнюю службу Моисеев награжден многочисленными советскими и зарубежными орденами и медалями, но самой дорогой, по его собственным словам, является юбилейная медаль "20 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.".

"Я получил ее в 1965 году старшим лейтенантом в должности командира танковой роты в Германии. Это первая медаль. Она для меня - как орден, как Звезда Героя", - говорит Моисеев.

"Я служака, я верой и правдой служил тому, чему меня научила матушка Родина. Танковое училище окончил с отличием, Академию Фрунзе - с отличием, Академию Генштаба - с золотой медалью. Прошёл все воинские ступени. Мне говорят: "Это благодаря тому, что ты был партийный". Нет. Это благодаря тому, что заложены в каждом из нас определённые человеческие качества: умение разговаривать с подчиненными, не хамить, не оскорблять, не унижать. А учить", - уверен Моисеев.

Дмитрий Волин, ИА "ТАСС"

Читайте также:
 
Фото // tass.ru ©