Сокровенная суть России. Преподобный Андрей Рублёв

// История // Мне нравится 78 11К

Москва - Ветеранские вести. В 90-е годы* прошлого столетия в кулуарах одной провинциальной научной конференции мне удалось подслушать разговор профессора из Германии с молодым российским искусствоведом. Они долго спорили о значении русского искусства и искусства, вообще, о Нестерове и Кандинском, о Сурикове и Васнецове, о монументализме в скульптуре и живописи импрессионистов и  многом-многом другом.

В конце концов диалог плавно перетек к русской православной иконописи. Что там говорил искусствовед, как-то не запомнилось. Но фраза немца (фамилию которого я благополучно забыл по прошествии лет!) врезалась в память: «Если хотите понять из чего родился Имперский дух в России, то вам надо всмотреться в иконы Рублева». И это сказал не русский, а, так сказать, внешний наблюдатель. Русскому все очевидно. Он живет в своей естественной среде, как сом в омуте. И иконы Рублева, Троице-Сергиева Лавра, храм Покрова на Нерли – это то, что находится рядом, все родное, привычное, доброе, необходимое, свое. Может поэтому и не приходят в русскую голову мысли как у профессора из Германии. Вот и получается, как в притче: русский не заметит, француз не поймет, а немец рассудит.

Святой иконописец Андрей Рублев жил на нашей земле на рубеже XIV-XV вв., то есть примерно за 300 лет до официального провозглашения России Империей. Дата рождения преподобного Андрея точно неизвестна, предположительно он появился на свет между 1340 и 1370 гг. Когда иконописец отошел ко Господу? Ученые не имеют полноценного ответа и на этот вопрос. Возможно, это случилось в октябре 1428 года или в январе 1430-го. В сохранившихся летописях первое сообщение об Андрее Рублеве появляется в 1405 году.

В любом случае жизненный путь святого, его становление, как иконописца, расцвет его творчества находится внутри столетнего промежутка 1380-1480 гг. Как знать, не принимал ли он участия в Куликовской битве? Под другим прозванием. Ведь мы не знаем его имя, полученное при крещении. А до стояния на реке Угре и падения ига со дня смерти Рублева прошло всего 50 лет – миг на часах истории.

Современниками преподобного Андрея являлись святитель Алексий Московский (1304-1378), святой благоверный великий князь Димитрий Иоаннович Донской (1350-1389), преподобный Сергий Радонежский (1322-1392) – люди, завершившие формирование русской нации из остатков древнерусской народности, начавшееся в годы святого великого князя Александра Невского (1220-1263) и святителя Серапиона Владимирского (1196-1275).

Русский религиозный философ XIX века В. С. Соловьев верно подметил, что «…идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности… Призвание, или та особая идея, которую мысль Бога полагает для каждого морального существа – индивида или нации – и которая открывается сознанию этого существа как его верховный долг, – эта идея действует во всех случаях как реальная мощь, она определяет во всех случаях бытие морального существа, но делает она это двумя противоположными способами: она проявляется как закон жизни, когда долг выполнен, и как закон смерти, когда это не имело места. Моральное существо никогда не может освободиться от власти Божественной идеи, являющейся смыслом его бытия, но от него самого зависит носить ее в сердце своем и в судьбах своих как благословение или как проклятие».

Святые и воины созидают по воле Божией нацию. И русская нация уже изначально по замыслу Творца несла в себе самой идею Империи – государства универсального, созидающего и объединяющего.

Монархист Иван Солоневич уже в XX веке писал: «Весь смысл бытия русского народа, весь «Свете тихий» Православия погибли бы, если бы мы хотя бы один раз, единственный раз в нашей истории, стали бы на путь Германии и сказали бы себе и миру: мы есть высшая раса – несите к ногам нашим всю колбасу и все пиво мира…» Схватка за всемирные сосиски и салями – это не Имперская дорога. Может быть поэтому немцы, разочаровавшись в такой борьбе и поняв, что Третий Райх – не Третий Рим и не Империя, тянутся невольно к русскому наследию.

Возвращаясь к наитию немецкого профессора, отчетливо понимаешь, что рукой иконописца Рублева водил Сам Создатель всяческих и через его творения раскрывал не только Самого Себя, но и предначертанное Им будущее Руси-России. Чтобы осознать сие, надо обратиться всего-навсего к двум иконам святого Андрея Рублева, в них с наибольшей силой раскрылось проникновение исихаста в замысел Бога Живого.

«Троица» преподобного Андрея не случайно почитается вершиной русской иконописи. Здесь органично передается за счет символики, ангельских образов и цвета Триединый Бог. Перед нами звучит сама Предвечная Тишина. От иконы проистекает особое и ни с чем не сравнимое умиротворение. Взирая на нее, просто и легко молиться, отстраняясь от шумов мятущегося человечества и взбаламученной природы. «Троица» – наивысочайшее отображение Единства и Любви. Преподобному Сергию Радонежскому принадлежат слова: «Дабы воззрением на Святую Троицу побеждался страх розни мира сего…»

Господь не терпит розни. Но для преодоления «мятежей, голки и нелюбви» и приходит настоящее – Империя. Она устанавливает обязательный для всех закон, не дает более сильным народностям и племенам угнетать и истреблять более слабые. Деятельность Империи тем действенней, чем категоричней Она стремится соответствовать планам Творца. Империя только возмечтав о присваивании всемирной колбасы перестает быть Империей. А Имперская нация тогда превращается в массу, толпу, публику и становится добычей врагов.

«Троица» преподобного Рублева – это проповедь в красках Триипостасного Бога, но одновременно это и проповедь идеи Империи, конечная цель существования которой, ее сокровенная суть находятся вне времени и пространства. Идеальная Империя физически и духовно должна помогать человеку идти ко Господу, ко спасению души. Разрывающий на части тело Империи есть супротивник Бога. Падение Империи, в следствии раздора и революции, является лучшим свидетельством этого. После него территории захлестывают убийства и кровавые бунты, брат выступает против брата, а народ погоняют бичами такие вожди, которых и не всякий круг ада примет…

«Спас» из Звенигородского полуфигурного деисусного чина. Об  этой иконе полноценно рассказать не хватит и слов. Преподобный Андрей Рублев дает всем понять торжество Предвечного Бога, ставшего Человеком над суетой мира. Спаситель тихо всматривается в глубины наших душ. Он светится тихой радостью. Он спокоен и мирен. Он как бы говорит: «Я пострадал за вас. Я люблю вас. Я знаю все о каждом из вас». Взирая на эту икону, по-настоящему осознаешь слова святителя Василия Великого: «Каждый правитель может править, но только Царь может умереть за своих подданных».

«От юности к Божественней красоте устремляяся, чудный иконописец в земли Российстей» преподобный Андрей гораздо отчетливее понимал Имперскую суть Русской идеи, чем тысячи современных нам политиков, вооруженными разработками социологических и политических околонаук. А «Троица» и «Спас» весомее для русского ума и русской души, чем сотни томов многостраничных научных трактатов.

Икону Империи, по Воле Божией, мы пишем сами, своими делами и поступками, своими помыслами и дарованиями. И когда-нибудь Господь спросит со всех нас, что мы сотворяли: икону или «Черный квадрат» в стиле Малевича, Империю или очередную «демократию», где пицца оказывается главной ценностью? Что ответим?..

Александр Гончаров, "Наследие Империи"

*Печатается в авторской редакции.


Читайте также:

Мы - лауреаты конкурса "СМИ против коррупции"
Veterans News - победитель конкурса "Щит и перо" 
WVF отметила команду "Ветеранских вестей"

Фото // vvesti.com © 

Теги: // история