Рекламный банер

"Смерш" в прямом эфире

"Смерш" в прямом эфире
// История // Мне нравится 2 17.5K

"Ветеранские вести" - о тайных операциях военной контрразведки

Москва - "Ветеранские вести". 75 лет назад, 19 апреля 1943 года, было создано Главное управление военной контрразведки «Смерш». Возглавил новую спецслужбу генерал-полковник Виктор Абакумов. Позднее аналогичные управления были созданы на флоте и в системе НКВД СССР. Одной из самых ярких страниц в истории «Смерша» по праву можно считать радиоигры с противником.

Об этой странице Великой Отечественной либеральная публика предпочитает не вспоминать. Ей больше нравится талдычить о том, как органы госбезопасности измывались над своим народом. А кое-кто из либерального племени и вовсе договорился до того, что между «Смершем» и СС нет принципиальной разницы.

Подобные взгляды отнюдь не свежи. Они прекрасно укладываются в либеральную концепцию истории XX века. Суть ее заключается в том, что были страны демократические, то есть хорошие, а были тоталитарные, то есть плохие. К последним относятся гитлеровская Германия и сталинская Россия. Плохие страны только тем и занимались, что совершали преступления против мира и демократии. А значит, и все, кто служил этим режимам, тоже, дескать, преступники. Вот такая нехитрая мифология, которую либеральные СМИ старательно навязывают обществу. Но вернемся к реальной истории, которая, как известно, не имеет ничего общего с либеральным пустословием.

024

Первую крупную радиоигру с немецким Абвером наша контрразведка начала еще в 1942 году, за несколько месяцев до создания «Смерша». Цель игры – подбрасывать противнику «дэзу», а заодно вычислять вражеских агентов на своей территории. В результате умело спланированных мероприятий в руки советских контрразведчиков угодили 23 немецких шпиона. Но самое главное – немцы поверили в правдивость той информации, которую им регулярно подбрасывали, и стали полностью доверять своему агенту по кличке Макс, не подозревая, что тот работает на советские спецслужбы.

Летом 1944 года Макс, он же капитан Александр Демьянов, передал немцам сообщение о том, что в белорусских лесах бродят разрозненные группы солдат и офицеров Вермахта, стремящихся прорваться через линию фронта. Абвер заинтересовался и попросил Макса собрать более подробную информацию о численности этих соединений и их боевом потенциале. Очевидно, германское командование решило использовать их для проведения диверсий в советском тылу. Этим обстоятельством тут же воспользовались советские контрразведчики.

В тот же день о плане будущей операции нарком госбезопасности СССР Всеволод Меркулов лично доложил Сталину, Молотову и Берии. Согласие на радиоигру было получено. Через несколько дней была сформирована специальная группа контрразведчиков, которую перебросили в район реки Березина, той самой, где зимой 1812 года потерпела фиаско «Великая армия» Наполеона. Офицеры этой группы исполняли роль немецких военнослужащих, оказавшихся в окружении. Согласно легенде командовал ими подполковник Герхард Шерхорн. Это – реальный немецкий офицер, бывший командир полка. В район Березины его специально доставили из лагеря для военнопленных. А чтобы фриц не выкинул какой-нибудь фокус, при нем неотлучно находился офицер советской контрразведки, в совершенстве владевший немецким языком.

Итак, операция под кодовым названием «Березина» началась. 18 августа Макс сообщил своему немецкому «начальству» о том, что случайно вышел на контакт с попавшей в окружение воинской частью. Немцам подробно рассказали, в каком тяжелом положении оказались «окруженцы», о наличии большого количества раненых, о нехватке оружия и продовольствия. А чтобы развеять все сомнения, в немецкий разведцентр передали биографические данные подполковника Шерхорна.

Ровно через неделю пришел ответ: «Благодарим за сообщение. Просим помочь нам связаться с этой частью. Мы намерены для них сбросить различные грузы и прислать радиста...»

Чтобы достойно встретить посланцев Абвера, в районе озера Песочное в Минской области советские контрразведчики подготовили аэродром, а в лесу неподалеку разбили лагерь «окруженной немецкой части» - вырыли окопы и установили несколько палаток.

Первые посланцы Абвера приземлились на парашютах в ночь с 15 на 16 сентября 1944 года. Их отвели в «штаб части». Все выглядело настолько натурально, что никто из немцев ничего не заподозрил. По их словам, группой Шерхорна заинтересовались на самом верху.

Гитлер и Геринг пообещали сделать все возможное для её спасения. Дело в том, что Гитлер лично знал Шерхорна: отец подполковника, крупный немецкий промышленник, еще в конце 1920-х активно помогал нацистам деньгами.

В общем, стало ясно: немцы поверили в инсценировку. Через несколько дней Абвер забросил в советский тыл еще двух офицеров - врача и военного лётчика. По их словам, германское командование возлагает на отряд Шерхорна большие надежды и приказом Геринга для регулярного воздушного сообщения с окруженным отрядом выделено четыре транспортных самолета. И действительно, уже через несколько дней на одном из таких самолетов из-за линии фронта были доставлены 8 радиостанций и оружие. А затем немцы стали активно перебрасывать за линию фронта своих агентов – для помощи окруженным солдатам Шерхорна.

articles smersh1gazetadelo

Трудность для советских спецслужб заключалась в том, что немецкий разведцентр не всегда сообщал о своих планах самому Шерхорну и его людям. Особенно если в тыл Красной армии забрасывались головорезы из дивизии «Бранденбург» - элитной диверсионно-разведывательной воинской части. Как позже выяснилось, на помощь Шерхорну немецкая разведка направила восемь офицеров «Бранденбурга». К счастью, их удалось вычислить и задержать в прифронтовой полосе. Никто из них не успел передать в эфир ни одной радиограммы. А чуть позже кое-кто из заброшенных агентов вышел в эфир, но уже под контролем чекистов.

Операция «Березина» продолжалась вплоть до мая 1945 года. Советские войска штурмовали Берлин, а немцы все еще лелеяли надежду, что отряд Шерхорна сумеет с помощью диверсий в советском тылу как-то повлиять на обстановку на фронте. И только после войны, когда были рассекречены некоторые советские архивные документы, немецкие историки с удивлением узнали о том, что никакой воинской части под командованием подполковника Шерхорна в белорусских лесах никогда не было, а все это – результат радиоигры, умело проведенной советской контрразведкой.

Помимо активной помощи несуществующему отряду Шерхорна, в конце войны фрицы предприняли еще одну авантюру – вознамерились убить товарища Сталина. Забегая вперед, отметим, что секретная операция по ликвидации советского лидера закончилась, так и не успев толком начаться, - помешали советские спецслужбы. Однако в Берлине до последнего надеялись на успех своего предприятия, даже не подозревая, что немецкие агенты, заброшенные в советский тыл для организации покушения, давно выходят в эфир под контролем «Смерша».

Началось все с того, что рано утром 6 сентября 1944 года в районный отдел УНКВД по Смоленской области поступила информация о подозрительной парочке, которая разъезжает на мотоцикле и интересуется ближайшей дорогой на Москву. Вскоре опергруппа, поднятая по тревоге, задержала мотоцикл, за рулем которого находился мужчина в кожаном летнем пальто с погонами майора. Рядом с майором в мотоциклетной коляске сидела женщина в форме младшего лейтенанта.

Представившись, начальник опергруппы потребовал у майора документы. Тот предъявил удостоверение заместителя начальника отдела военной контрразведки «Смерш» 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта Петра Ивановича Таврина. Сквозь распахнутое пальто на груди мотоциклиста поблескивала Золотая звезда Героя Советского Союза и четыре ордена.

igor9 20041718531753 224

Проверив документы, сотрудники НКВД незамедлительно связались с Москвой и вскоре установили, что никакой Петр Иванович Таврин в военной контрразведке 39-й армии не значится. Майор и его спутница были тут же арестованы и доставлены в Москву.

На Лубянке выяснилось, что до 1939 года Таврин носил фамилию Шило и проходил по документам НКВД как злостный расхититель социалистической собственности. В 1930-е годы его трижды арестовывали, однако каждый раз ему каким-то чудом удавалось бежать из-под стражи. В 1939 году, подделав документы, он поменял фамилию с Шило на Таврина, под которой вскоре был призван в Красную армию. Летом 1942 года Таврин перешел на сторону врага и дал согласие на сотрудничество с германскими спецслужбами.

В течение последующих двух лет Таврин сделал у немцев блестящую карьеру и заслужил репутацию преданного разведчика. А потому именно Таврину летом 1944 года руководством 6-го управления РСХА (внешняя разведка) была поставлена задача: проникнуть в Москву и организовать покушение на Сталина. Для этого, помимо поддельных документов и крупной суммы советских денег, Таврина снабдили пистолетами с комплектом отравленных и разрывных пуль, а также специальным аппаратом под названием «панцеркнаке» и бронебойно-зажигательными снарядами к нему. Этот «панцеркнаке» можно было незаметно спрятать в рукав пальто и использовать, например, на улице во время прохождения правительственного кортежа.

В инструкции Таврину подробно расписывалось, как следует себя вести, чтобы установить полезные связи с техническими работниками Кремля, обслуживавшими руководителей государства. Особое внимание в инструкции уделялось знакомству с женщинами - стенографистками, телефонистками, официантками. Таврина даже снабдили специальным препаратом, который при подмешивании в напитки вызывал у женщин сильное половое возбуждение, что следовало использовать в интересах порученного дела.

Что касается задержанной вместе с Тавриным дамы, выяснилось, что она с ноября 1943 года являлась его женой и по совместительству агентом немецкой разведки. Впрочем, в конкретный план операции ее не посвящали. Она готовилась для переброски в советский тыл только в качестве радистки.

Радисткой она действительно поработала. Только против своих бывших хозяев. Дело в том, что, арестовав Таврина и его жену, советская контрразведка тут же начала радиоигру с немецкими спецслужбами под кодовым названием «Туман». Под контролем смершевцев супруга Таврина регулярно отправляла радиограммы, в которых подробно сообщала о том, как они с мужем выполняют поставленную задачу.

Все было настолько убедительно, что руководители германской разведки до последнего момента надеялись, что не сегодня-завтра Сталин будет убит, и фортуна отвернется от русских.

Всего же за годы войны военная контрразведка «Смерш» провела около двухсот радиоигр с противником, обезвредила около 3,5 тысяч немецких диверсантов и свыше 6 тысяч агентов-парашютистов. 80 вражеских агентов, захваченных с рациями, стали работать под контролем советских контрразведчиков. Таким образом, противнику регулярно подбрасывалась искусно сфабрикованная «дэза», что во многом повлияло на обстановку на фронтах.

А кроме того, сами смершевцы регулярно наведывались в немецкий тыл для сбора разведывательной информации. Только в период с 1 октября 1943 по 1 мая 1944 года в тыл к немцам были заброшены 345 агентов военной контрразведки. 57 из них сумели внедриться в немецкие военные структуры и наладить сбор секретной информации. Таков вклад сотрудников «Смерша» в Великую Победу.

Сергей Холодов

Читайте также:
Теги: // #история