Рекламный банер

С чего начинается смута?

С чего начинается смута?
// История // Мне нравится 2 21.9K

К 100-летию Февральской революции в России

1917 год в России стал символом коренного перелома в жизни страны. Вот уже сто лет идут споры о том, кто привёл страну к кризису и краху прежней политической системы. Историк Сергей Холодов рассматривает разные подходы к оценке событий вековой давности и смещает привычные большинству людей акценты. По мнению специалиста, смена политического строя произошла не по вине большевиков, как считают многие, а по вине либералов, которые поддержали протестные настроения в погоне за мифической "свободой".

2 марта (по старому стилю) 1917 года под радостные вопли и улюлюканье либеральной интеллигенции был обнародован манифест об отречении Николая II от престола. Кончилась тысячелетняя история российской монархии, началась эпоха безвластия и смуты.

Трагические события в Петрограде в конце февраля – начале марта 1917 года получили название Февральской революции. В различные исторические периоды Февральская революция оценивалась по-разному. В советской историографии в течение долгих лет к термину "Февральская революция" непременно добавляли еще и прилагательное "буржуазная" - в отличие от Октябрьской социалистической революции. Дескать, в феврале восставший против тирании народ решил лишь задачу минимум: сверг самодержавие и установил республику. А вот главная задача была решена только в октябре 1917-го, когда к власти пришли политические силы, в полной мере выражающие волю трудового народа. Поэтому в советское время февраль 1917 года рассматривался лишь как пролог Великого Октября.

В перестроечные годы отношение к Февралю заметно изменилось. Из пролога Февраль превратился чуть ли не в главное событие всей русской истории. Причем, событие с огромным знаком плюс. Мол, наконец-то пала ненавистная всем монархия, и народ России, истосковавшийся по свободе, получил шанс начать новую жизнь – такую же счастливую, как во всех демократических странах мира. И так бы оно и случилось, если б в октябре 1917 года власть в стране не захватили подлые и коварные большевики. В одночасье рухнули надежды на свободную, демократическую жизнь, и страна вплоть до 1991 года погрузилась в коммунистический мрак.

Такая трактовка событий 1917-го до сих пор весьма популярна у определенной части российской интеллигенции, представители которой периодически цепляют белые ленточки и выходят бузить на Болотную площадь. Именно так ровно сто лет назад вели себя на петроградских улицах их идейные предшественники – только ленточки тогда цепляли красные.

Итак, налицо два диаметрально противоположных подхода к оценке событий 1917 года. И вот уже много лет подряд февралисты усердно бьются с октябристами в идеологических спорах, и конца края нет этим баталиям. И при этом ни та, ни другая сторона не замечают, что их споры напоминают выяснение отношений между двумя разбойничьими шайками. Сначала одна пришла в чужой дом и выгнала из него хозяина, а когда начала было делить имущество, в дом ворвалась другая шайка и дала ногой под зад своим коллегам. А потом обе шайки начали спорить, кто из них прав и кто лучше.

Нечто похожее происходило и в 1917 году. Теперь уже ни для кого не является секретом, что так называемая Февральская революция – это результат целенаправленной подрывной деятельности, которую вели определенные антирусские силы как внутри России, так и за рубежом. Представители этих сил и не скрывали своих целей. Начиная с лета 1915 года, когда в Госдуме оформился так называемый Прогрессивный блок, его члены с каким-то сладострастным упоением занимались тем, что ругали Верховную власть и открыто призывали к ее свержению. Что бы ни делал Николай II, какие бы решения он ни принимал – думская оппозиция тут же встречала все это в штыки.

Примечательно, что думские горлопаны выражали мнение вполне определенных слоев русского общества: фабрикантов и торгашей, либеральной интеллигенции, высшей петербургской аристократии, то есть тогдашней элиты. Так что не будет большим преувеличением сказать, что Февральская революция 1917 года – исключительно дело рук российского правящего класса. Удивительно, но факт: в рядах оппозиции оказались даже представители высшего военного командования. Никто из них не ударил палец о палец, чтобы заткнуть горлопанам глотки и не дать анархии, как раковой опухоли, расползтись по стране.

Увы, в феврале 1917-го не нашлось адмиралов Федора Дубасова и Григория Чухнина, генералов Александра Меллер-Закомельского, Павла Ренненкампфа и Георгия Мина, которые во время начавшейся было смуты 1905 года железной рукой восстановили порядок в стране. Не нашлось и второго Столыпина, который не побоялся бы ввести военно-полевые суды и ради спокойствия миллионов подданных Империи расстрелять кучку бунтовщиков. В феврале 1917 года, увы, даже люди, которые всегда были верной опорой трона, изменили присяге, предали своего Государя и, нацепив красные банты, вышли на улицы, охваченные революционным брожением. Результат хорошо всем известен: отречение Николая II, провозглашение республики и стремительное падение в хаос.

Что же потеряла и что приобрела Россия в результате так называемой Февральской революции? Потеряла многое: былое величие, веками создававшийся миропорядок, стремительные темпы развития промышленности, науки, техники, которые в самом недалеком будущем обещали несомненное лидерство нашей страны в мировом масштабе. А еще - потеряла победу в Великой войне, победу, которая была не за горами. На весну 1917 года планировалось грандиозное наступление Русской армии. Оно было прекрасно подготовлено, в армию поступило столько вооружения, что его хватило на три года последовавшей затем братоубийственной бойни. Планировалась также десантная операция по захвату черноморских проливов и Константинополя. Все указывало на то, что военная кампания 1917 года будет успешной: Германия и Австро-Венгрия к тому времени окончательно выдохлись и были не способны вести серьезные военные операции.

А что Россия приобрела? Фантом под названием свобода. Правда, уже через несколько дней вожделенная свобода обернулась анархией. В начале марта из петроградских тюрем отпустили уголовников, а в армии упразднили единоначалие. Тут же по стране прокатилась волна насилия и убийств. Особенно досталось офицерам, чинам полиции и жандармерии. Озверевшая толпа, руководимая уголовниками, устроила настоящую охоту за людьми, которые еще недавно олицетворяли собой закон и порядок. Среди первых жертв февральской революции – начальник Петроградского жандармского управления генерал-лейтенант Иван Волков. Он – один из немногих царских генералов, кто остался верен присяге и отказался надевать красный бант, за что и был немедленно убит.

В неуправляемое стадо превратилась и Русская армия. Жертвами революционной вакханалии стали сотни здравомыслящих офицеров, пытавшихся навести в армии и на флоте хоть какое-то подобие порядка. И еще один красноречивый факт: в 1917 году число тяжких уголовных преступлений в Москве и Петрограде увеличилось по сравнению с 1916 годом почти в двадцать раз!

Так что, вопреки расхожему мнению, не большевики залили Россию кровью – это сделали задолго до большевиков пришедшие к власти либералы. Стоит ли после этого удивляться, что многие из них впоследствии сами стали жертвами террора – только уже красного. Как говорится, не рой яму другому – сам же в нее попадешь. Вот деятели Февраля и попали: отодвинувшие их от кормушки большевики в полном соответствии с законами диалектики направили всю мощь революционного террора против тех, кто его породил.