Полный Георгиевский кавалер и Герой Советского Союза Константин Иосифович Недорубов

// История // Мне нравится 100 12К

Москва - Ветеранские вести. Есть в российском календаре памятная дата – День Героев Отечества, который ежегодно отмечается 9 декабря. В этот день страна вспоминает и чествует тех, кто удостоен звания Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда, Героя Российской Федерации, ордена Святого Георгия или ордена Славы.

Сын тихого Дона

В нашей истории, богатой на войны, и героев, и кавалеров было предостаточно. Во время и после Великой Отечественной появлялись даже такие, кто к своим Георгиевским крестам, заслуженным в Первую мировую, прибавил геройскую Золотую Звезду. А то и две!

Два креста и две звёздочки к концу войны имели Маршалы Советского Союза Георгий Жуков, Родион Малиновский и Константин Рокоссовский, легендарный партизанский командир генерал-лейтенант Сидор Ковпак. Маршал Семён Тимошенко обладал тремя Георгиевскими крестами, но первую свою Золотую Звезду получил в 1940 году, вторую – в 1965-м. В 1978 году Героем Советского Союза стал генерал армии Иван Тюленев, заслуживший на Первой мировой четыре Георгиевских креста. Знаменитый командарм Гражданской войны и советский маршал Семён Будённый к 1917 году также был отмечен Георгиевскими крестами всех четырёх степеней, но все свои три Золотые Звезды получил уже после Победы.

А был ли такой человек, который смог стать и полным Георгиевским кавалером, и Героем Советского Союза ещё до праздничных салютов мая 1945 года?

Оказывается, был. Звали его Константин Иосифович Недорубов.  

Он появился на свет в июне 1889 года на хуторе Рубежный станицы Берёзовской Усть-Медведицкого округа войска Донского (ныне Даниловский район Волгоградской области). Родители зажиточными никогда не были, но всё же смогли дать сыну начальное образование: с 1897 по 1900 год малец со сверстниками бегал в станичную церковноприходскую школу, где выучился грамоте, письму, счёту да на уроках закона Божьего вызубрил молитвы. А что ещё справному казаку надо? Для него главное дело – военное. 

В январе 1911 года Константина призвали на действительную службу и определили в 6-ю сотню 15-го кавалерийского полка 1-й Донской казачьей дивизии. Полк квартировал в городке Томашов Люблинской губернии. Здесь и застала война двадцатипятилетнего казака. К её началу Недорубов был уже опытным воином, носил погоны младшего урядника и возглавлял команду (полувзвод) полковых разведчиков.

Своего первого «Георгия» он заслужил менее чем через месяц после начала боевых действий, когда разведчики-донцы во главе со своим урядником, преследуя отступавшего противника, ворвались в расположение вражеской батареи, пленив прислугу и захватив в качестве трофеев шесть целёхоньких орудий.    

Второй Георгиевский крест украсил грудь Константина Иосифовича в феврале 1915 года. Получил его казак благодаря не столько своей отваге и удали, сколько хитрости, смекалке и удачливости.

Сплошной линии фронта на тот период не существовало, и потому разведчики постоянно находились в поиске, добывая информацию о противнике. Однажды зимним утром Недорубов в одиночку решил обследовать господарню (хуторок на два-три дома), приютившуюся среди рощиц и овражков в нескольких километрах от передовых казачьих постов. И обнаружил там австрийцев, беззаботно храпящих в жарко натопленных хатах. Долго не раздумывая, урядник метнул во двор гранату, а затем пустил коня вскачь вокруг плетня, стреляя в воздух и выкрикивая команды воображаемым подчинённым на русском языке и единственную знакомую ему фразу на немецком: «Хенде хох!»  

Взрыв, пальба и крики в предрассветной мгле произвели такое впечатление на австрийцев, что они почли за благо сразу сдаться невесть откуда налетевшим казакам. Недорубов, не покидая седла, конём вытолкал сбившихся в кучу вояк со двора на зимнюю дорогу и, не давая опомниться, постоянно что-то крича и постреливая в воздух, погнал их в расположение полка. Только там, под одобрительный гул и восклицания сослуживцев, урядник смог пересчитать свою добычу. А когда счёл – сам ахнул от удивления: 52 солдата и обер-лейтенант!    

Затем последующие полтора военных года года Константин Иосифович заслужил две Георгиевские медали «За храбрость». Первую – за то, что в конце апреля 1915 года, помимо ценных сведений, приволок из ночного поиска ещё и исправный ручной пулемёт. За что разведчику вручили вторую медаль, документов не сохранилось. Но уж явно не за красивые глаза и пышные усы. Известно только, что в это же время Недорубов был дважды ранен и, по всей видимости, достаточно тяжело, поскольку лечился не в полевых лазаретах, а тыловых госпиталях Киева и Харькова. То есть врачи трудились над казаком основательно.

В конце мая 1916 года окончательно поправившийся урядник вернулся в родной полк. И, как оказалось, вовремя: 3 июня начался знаменитый Брусиловский прорыв, и 1-я Донская казачья дивизия приняла в нём самое деятельное участие. Очевидно, Недорубов за лето и осень геройствовал так, что подробное описание его подвигов заняло бы много места в казённых бумагах. Поэтому в представление к Георгиевскому кресту 2-й степени указывалось просто: «за беспримерную храбрость и отвагу».

А перед наступлением Нового, 1917 года отважный урядник стал полным Георгиевским кавалером. Крест 1-й степени Недорубову был вручён после того, как он со своими разведчиками захватил штаб немецкой дивизии во главе с её командиром и всеми оперативными документами. Этот подвиг казака в каких-либо комментариях не нуждается.

После того, как на груди Недорубова засияли все четыре солдатских «Георгия», он, согласно статуту этой награды, был произведён в подхорунжии – старший унтер-офицерский чин в казачьих войсках. Так, во всей красе, при крестах и погонах, и явился осенью в родную станицу, надеясь отдохнуть в кругу семьи за все семь лет непрерывной службы и три с половиной военных года, что провёл без сна и покоя.

Но покоя уже не было и на тихом Доне.

«За народную власть со своим же народом…»

Вплоть до лета 1918 года Константин Иосифович не примыкал ни к белым, ни к красным, занимаясь своим двором и хатой, заметно пришедшими в упадок за то время, что провёл казак на фронте. Но разве можно продолжительное время оставаться ни причём в стране, охваченной братоубийственной смутой?  

В конце мая он вновь седлает коня. И 1 июня вместе с другими станичниками вливается в состав 18-го казачьего полка армии атамана Краснова. Однако долго воевать за белых Недорубову не пришлось: 12 июля он попадает в плен и уже через несколько дней не просто начинает ходить в атаку под красным знаменем – командует эскадроном!

Что ж, на Гражданской войне и не такое бывало.

В июне 1919 года произошло событие, которое могло стать, но не стало очередным поворотным моментом в жизни Недорубова: он опять попал в плен. На этот раз к белым. И, естественно, готовился принять смерть. Спасло казака то, что судили его практически на родине – на хуторе Башкирка Усть-Медведицкого округа, где он был всем известен, всеми любим и уважаем. И судил не военный трибунал, а собрание Георгиевских кавалеров, посчитавшее, что на Дону и так уже казачьей крови пролито достаточно, а потому отпустившее Недорубова на все четыре стороны: бог, мол, тебе судья…

Так что не прошло и недели, как полный Георгиевский кавалер опять возглавил эскадрон красных кавалеристов. Лихо бился под Еланью, Рудней, Усть-Медведицкой (нынешнем Серафимовичем), в Сальских степях. В 1920 году был назначен командиром 8-го Таманского кавполка. После одного из сражений с врангелевской конницей представили Недорубова к ордену Красного Знамени. Но в штабе Южного фронта представление порвали, посчитав, что это уж слишком для бывшего царского подхорунжего, полтора месяца провоевавшего у Краснова.

Так и не получил красный командир Недорубов ни одной награды на Гражданской войне. А вот с пулей своей всё же встретился: когда бои шли уже в Крыму, пулемётная очередь выбила комполка из седла. Пуля застряла в лёгком, и Константин Иосифович проносил её там до конца своих дней. 

Война уже подходила к концу, и потому после ранения краскома демобилизовали по здоровью, разрешив отправиться в родные края.  С июля 1920-го он возглавлял сельсовет в родном хуторе Рубежном. Затем, когда в донских хуторах и станицах новая власть стала создавать колхозы, возглавил тот, что был образован в Берёзовском районе.

21 мая 1941 года Недорубов отпраздновал свой 52-й день рождения.

И не подозревали тогда весело и шумно гулявшие на торжествах у земляка станичники, что у порога  уже стоит новая война.

И враг всё тот, и Родина всё та же

После начала Великой Отечественной на Дону, как и по всей стране, началось формирование полков и дивизий народного ополчения. В них шли те, кто по разным причинам не попадал под мобилизацию.

Но если в Москве или, скажем, Ленинграде основную часть добровольцев составляли студенты и преподаватели вузов, имевших смутное представление о военном деле, то из станиц, раскинувшихся по берегам Хопра, Медведицы, Бузулука, Чира и других притоков Дона в военкоматы потянулись испытанные и закалённые воины, у которых был лишь один недостаток – непризывной возраст. Но что такое 50 или даже 55 лет для казака?!

В октябре 1941 года Недорубов верхом прибыл в центр Хопёрского округа станицу Урюпинскую, где шло формирование казачьей кавалерийской добровольческой дивизии. Разузнав все подробности происходящего и, заручившись поддержкой комдива полковника С.И. Горшкова, вернулся в Берёзовскую. Там на сходе предложил создать казачью сотню из ветеранов и первым записался в неё.

В первой половине ноября 1941 года Константин Иосифович увёл свою сотню в Михайловскую слободку, где происходил сбор и обучение добровольческих подразделений, составивших Кавалерийскую дивизию народного ополчения Сталинградской области. Там Недорубов, официально утверждённый в должности командира сотни и получивший лейтенантские погоны, впервые отважился надеть своих «Георгиев».

Поначалу этот поступок был воспринят сослуживцам неоднозначно: в сознание многих Георгиевский крест продолжал оставаться «царской наградой». Но у полкового и дивизионного начальства хватило ума посмотреть на это с другой стороны: кресты-то были заслужены до октября 1917 года, и не за разгон рабочих демонстраций, а за мужество и отвагу в боях с германцами, с которыми казакам вот-вот предстояло вновь сойтись в жестоких схватках. И «Георгии» те для воспитания молодых красноармейцев были, пожалуй, нужнее и действеннее всяких слов, лозунгов и призывов штатных политработников.    

2 февраля 1942 года дивизия была переименована в 15-ю Донскую кавалерийскую казачью и вскоре вошла в состав 17-го кавкорпуса, которому было приказано оборонять левый берег Дона в его нижнем течение и восточное побережье Азовского моря. Летом там разгорелись упорные бои с немецкими, румынскими и итальянскими частями, рвавшимися на Северный Кавказ.  

В середине июля казачий полк, в котором воевала сотня Недорубова, четверо суток отражал попытки немцев с ходу форсировать реку Кагальник в районе Пешково. Затем лихим ударом выбил врага из хуторов Задонский и Александровка, где казаки, ведомые полным Георгиевским кавалером, уничтожили более 150 солдат и офицеров противника.  

Затем были кровопролитные бои за станицы Канеловскую, Кущёвскую, Шкуринскую. В Кущёвской, трижды переходившей из рук в руки, дело дошло до рукопашной. Вот уж где «напились крови да наелись мяса» казачьи шашки и кинжалы! Там же, отражая очередную атаку, Константин Иосифович, выбрав удобную позицию на фланге, лично уложил из пулемёта 72 гитлеровца.

В конце августа 1942-го сотня Недорубова, просочившись за линию фронта, разгромила тыловую колонну, уничтожив 20 машин с военным имуществом и около 300 фашистов. 5 сентября в бою за высоту 374,2 у села Куринского Апшеронского района Краснодарского края лейтенант Недорубов в одиночку подобрался к миномётной батарее, особо досаждавшей донцам, закидал её гранатами и уничтожил из ППШ всю орудийную прислугу. При этом сам был ранен, но расположение полка не покинул. 16 октября под селением Мартуки сотня Недорубова за день отразила четыре атаки эсэсовцев и практически вся полегла на поле боя. Сам пятидесятитрёхлетний лейтенант получил 8 (!) пулевых ранений.

Война для него на время прервалась. Константин Иосифович оказался в сочинском госпитале. Потом его перевели долечиваться в Тбилиси, где военно-врачебная комиссия вынесла заключение о дальнейшей негодности Недорубова к военной службе по состоянию здоровья.

Но разве мог старый вояка усидеть дома, если враг все ещё топтал родную землю? Как он догнал наступавшую дивизию, как отыскал свой полк во фронтовой чехарде и круговерти, как уговорил начальство вновь зачислить его на службу – история умалчивает. Но факт остаётся фактом: в конце мая 1943 года лейтенант Недорубов принял командование над эскадроном 41-го гвардейского полка 11-й гвардейской кавдивизии 5-го гвардейского Донского казачьего корпуса.

Воевал, как умел. А как умел воевать Георгиевский кавалер, мы уже знаем.

Поэтому неудивительно, что 26 октября 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Константину Иосифовичу Недорубову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Дальше были бои на Украине и в Молдавии, в Румынии и Венгрии. В декабре 1944-го в Карпатах гвардии капитан Недорубов получил очередное ранение. На этот раз такое тяжёлое, что с военной службой пришлось расстаться окончательно.

Ветеран трёх войн

После войны казак с головой окунулся в мирную жизнь: заведовал отделом соцобеспечения, дорожным отделом, лесхозом. При этом вёл активную общественную деятельность: был секретарём парторганизации, депутатом райсовета, часто посещал воинские части, встречался с некоторыми маститыми советскими писателями, в том числе с «певцом тихого Дона» Михаилом Шолоховым.

А в мае 1969-года жители станицы Берёзовской и всех северодонских округов Волгоградской области отмечали 80-летие Константина Иосифовича. По  приглашению Героя и полного Георгиевского кавалера на юбилей приехали генерал-лейтенант С.И. Горшков, бывший командир дивизии, первым разрешивший Недорубову носить «царские кресты», и командир 42-го гвардейского кавполка полковник М.А. Карапетян, когда-то взявший на себя смелость принять на службу списанного медиками старого воина.

Тогда же власти подарили заслуженному ветерану трёх войн новый просторный дом, в котором он прожил до декабря 1978 года… 

Игорь СОФРОНОВ, специально для "Ветеранских вестей"

 

Читайте также:

Мы - лауреаты конкурса "СМИ против коррупции"
Veterans News - победитель конкурса "Щит и перо" 
WVF отметила команду "Ветеранских вестей"

Фото // vvesti.com  ©


Теги: // история