Рекламный банер

"Иван Васильевич" в кино и наяву

"Иван Васильевич" в кино и наяву
// История // Мне нравится 0 14.2K

К 45-летию легендарной кинокомедии

Москва - "Ветеранские вести". В сентябре 1973 года на экраны страны вышел фильм Леонида Гайдая "Иван Васильевич меняет профессию", снятый по мотивам пьесы Михаила Булгакова. Эта искрометная комедия сразу же полюбилась зрителю и стала лидером проката. Конечно, картина не претендует на точное изложение исторических фактов. Тем более что в начальных титрах жанр фильма обозначен как "ненаучно-фантастический, не совсем реалистический и не строго исторический". Однако реальные исторические персонажи и события в кинофильме все-таки упоминаются. Попробуем разобраться, где есть историческая правда, а где – художественный вымысел.

Для начала определим период времени, в котором происходят события в фильме. В какой же год переместился с помощью машины времени незадачливый управдом Бунша и его случайный знакомый – квартирный воришка Жорж Милославский? Сделать это достаточно легко. В фильме упоминается супруга ГрозногоМарфа Васильевна, урожденная Собакина. Дочь русского дворянина из Коломны Василия Степановича Собакина, Марфа была одной из многочисленных претенденток на роль царицы.

Как свидетельствует очевидцы, в 1570 году овдовевший Иван Грозный вознамерился жениться на простой русской красавице. При этом в расчёт брались не столько принципы политической целесообразности и знатности рода, сколько внешние данные и здоровье невесты. Для этого в Александровскую Слободу, где тогда находилась официальная резиденция Ивана Васильевича, свезли более двух тысяч девушек со всей России. После тщательного отбора кандидаток осталось всего двенадцать. Их лично осматривал царь, а также специально приглашенные из-за границы медики. В результате Иван Грозный остановил свой выбор на коломенской красавице Марфе Васильевне.

26 июня 1571 года царь объявил о своей помолвке. А 28 октября того же года состоялась свадьба. Так простая коломенская дворянка Марфа Собакина стала женой (третьей по счёту) русского царя. Правда, брак Ивана Васильевича и Марфы Васильевны продолжался недолго: всего несколько дней. 13 ноября Марфа скончалась от неизвестной болезни. Очевидцы утверждали, что незадолго до свадьбы Марфа Васильевна начала чувствовать себя хуже и с каждым днем самочувствие невесты ухудшалось, несмотря на отчаянные усилия врачей. Однако свадьба все-таки состоялась. Судя по всему, Иван Васильевич искренне любил Марфу и желал видеть в качестве жены только ее. Таким образом, события, происходящие в фильме, могли иметь место в период с 28 октября по 13 ноября 1571 года, и ни днем позже.

В качестве царской резиденции Александровская Слобода (ныне город Александров Владимирской области) существовала с 1564 по 1572 год. В течение этого времени Иван Грозный практически безвылазно жил в Александровской Слободе, которая, по сути, сделалась временной столицей Русского государства. Слобода была окружена рвом, земляным валом и деревянными стенами, обложенными с внешней стороны кирпичом. По приказу царя въезд и выезд из Александровской Слободы был жестко ограничен. За всеми передвижениями в непосредственной близости от Слободы зорко следили заставы на дорогах.

Так что проникнуть в царские палаты прямо из квартиры в центре Москвы да еще обнаружить там царя, восседающего на троне, наши путешественники во времени никак не могли. Для этого им нужно было перенестись не только на четыреста лет назад, но и как минимум на сто верст к востоку от столицы – на Владимирскую землю.

Впрочем, события, показанные в фильме, не могли происходить в Москве и по другой причине. Дело в том, что весной 1571 года, незадолго до царской свадьбы, в Россию вторглась 120-тысячная орда крымского хана Девлет-Гирея. В мае татары подошли к Москве и сожгли ее практически дотла. Этот набег стал одним из самых опустошительных со времен татаро-монгольского ига.

Облик молодой царицы авторы фильма сумели воссоздать весьма правдиво. Самое удивительное заключается в том, что лицо царицы по сохранившему черепу исследователям удалось реконструировать лишь в начале XXI века, через тридцать лет после выхода фильма "Иван Васильевич меняет профессию". Так вот, бронзовый бюст Марфы Васильевны, созданный на основе реконструкции, и киношная царица в исполнении Нины Масловой удивительно похожи! Правда, осенью 1571 года, когда Марфа Васильевна стала царицей, она уже была смертельно больна и вряд ли выглядела свежей и румяной, как в фильме.

А вот с обликом самого Ивана Васильевича в фильме вышла промашка. На экране перед зрителями предстает мужчина в самом расцвете сил, полный энергии и здоровья. Однако в реальной жизни Грозный вовсе не был таким богатырского телосложения здоровяком. Более того, он рано начал стареть. Когда в конце 1564 года к нему в Александровскую Слободу приехали представители московских бояр и дворян, послы едва узнали царя: так сильно он осунулся, сгорбился и поседел. А ведь в 1564 году царю было всего 34 года. Неслучайно среди современников Ивана Грозного, не говоря уже о более позднем времени, была в ходу версия о том, что царя медленно травили ртутью.

Несмотря на то, что по сценарию фильма путешественники во времени провели в далеком 1571 году неполный день, в картине звучит немало отсылок на конкретные события и реалии того времени. Кроме того, фигурируют и вполне конкретные исторические персоны. Так, первого, кого видят управдом и вор-домушник, попав в царские палаты, - некоего Феофана, очевидно, ближайшего сподвижника царя. Гостям из будущего Феофан представился так: дьяк Посольского приказа.

В тогдашней иерархии дьяки занимали четвертую строчку – после бояр, окольничих и думных дворян. Некоторым дьякам даже разрешали участвовать в заседаниях Боярской Думы. Именно дьяки составляли проекты решений Боярской Думы и важнейших государевых указов. А еще дьяки были начальниками четырех приказов, в том числе и Посольского. Поэтому тот факт, что именно Феофан восседает рядом с царем и занимается государственным делопроизводством, вполне реалистичен. Несмотря на отсутствие хорошей родословной, дьяки именно в правление Ивана Грозного начинают играть видную роль в управлении государством. Иван Васильевич вообще любил продвигать по служебной лестнице людей неродовитых.

Посольский приказ, которым руководит дьяк Феофан, – это аналог современного министерства иностранных дел, одно из важнейших государственных ведомств. В эпоху Ивана Грозного Посольским приказом руководил Иван Михайлович Висковатый. Человек неродовитый, Иван Михайлович, тем не менее, пользовался безграничным доверием царя и мог влиять на принятие важнейших государственных решений. С некоторой натяжкой его можно считать прототипом киношного дьяка Феофана в исполнении Савелия Крамарова.

Среди конкретных исторических персонажей в фильме фигурирует также некий князь Милославский, которого повесили по приказу царя. Милославские действительно появились в Москве в конце XIV века. Прибыли они из Литвы в свите Софьи Витовтовны, невесты Великого князя Василия Дмитриевича, сына Дмитрия Донского. На протяжении двух столетий Милославские были простыми служилыми людьми и ничем особым себя не проявили. Род Милославских возвысился только в середине XVII столетия при царе Алексее Михайловиче.

Дело в том, что дочь Ильи Даниловича Милославского Мария стала женой царя Алексея Михайловича, а её сестра Анна вышла замуж за боярина Морозова, царского воспитателя. Вот с этого момента Милославские и стали знамениты на всю Россию. Но это произойдёт почти столетие спустя после показанных в фильме событий. Почему в кино скромные, никому не известные дворяне именуются князьями – непонятно. Это – выдумка киношников, не имеющая ничего общего с исторической реальностью.

Такой же выдумкой сценаристов можно считать и сцену, где управдом, изображая царя, держит в руках скипетр и державу, причем так, как это изображено на иконе. В 1571 году Иван Грозный не мог держать в руках ни скипетра, ни державы. Не изображались эти предметы и на иконах. Как символы царской власти скипетр и держава появились в России только в начале XVII века. Скипетр, или посох, был торжественно вручен при венчании Михаилу Федоровичу Романову в 1613 году. А держава как символ верховной власти пришла в Россию из Польши: впервые ее использовал при венчании на царство Лжедмитрий в 1606 году.

Весьма странен и ответ Ивана Васильевича на вопрос милиционера о дате своего рождения. Киношный царь почему-то называет 1533 год от Рождества Христова. Настоящий Иван Васильевич, окажись он в подобной ситуации, никак не мог дать такой ответ. Во-первых, потому что родился он 25 августа 1530 года. А во-вторых, в эпоху Ивана Грозного на Руси было принято иное летоисчисление – от сотворения мира. На юлианский календарь Россия, как известно, перешла только при Петре I. Согласно петровскому указу, вслед за 31 декабря 7208 года от сотворения мира наступило 1 января 1700 года от Рождества Христова.

А григорианская реформа календаря и вовсе докатилась до России только после Октябрьской революции: в соответствии с декретом Совнаркома от 16 января 1918 года следующий после 31 января день стал считаться 14 февраля. Так что на вопрос стража порядка о годе рождения Иван Васильевич должен был ответить так: "Лето 7038 от сотворения мира".

Есть в кинофильме и другие неточности. Например, царь Иван Грозный, попав в наше время, почему-то крестится тремя пальцами. Троеперстие, как известно, было введено на Руси реформой патриарха Никона в середине XVII столетия. При Иване Грозном православные крестились двумя перстами.

В сцене на царском пиру Феофан, показывая на блюда, которыми заставлен стол, говорит, сглатывая слюну: "Заморская икра, баклажанная!" Это еще одна фантазия сценаристов. Баклажанной икры во времена Ивана Грозного в России не было. Её завезли из Ирана примерно на сто лет позже показанных в фильме событий.

Удивляет также и внешний вид некоторых стрельцов, которые сначала гоняются за "демонами", то есть за гостями из будущего, а затем отправляются в поход по указу царя-самозванца. Дело в том, что почти все они безусые и безбородые. Мода на отсутствие растительности на мужском лице появилась в России только в петровские времена, то есть спустя полтора столетия. В эпоху Ивана Грозного мужчина просто обязан был носить усы и бороду, тем более если он находился на государевой службе.

Теперь несколько слов о внешней политике Ивана Грозного, которая, как мы знаем, была весьма активной и в целом успешной. Некие намеки на реальные исторические события звучат и в фильме. Например, все помнят замечательную фразу царя, произнесенную на допросе в милиции: "Казань брал. Астрахань брал. Ревель брал. Шпака не брал".

Эта фраза не совсем верна с точки зрения исторической правды. Ревель (так в те времена назывался Таллинн) Иван Грозный не взял, хотя и неоднократно пытался это сделать в ходе многолетней Ливонской войны. А вот взятие Казани и Астрахани – реальные события, имевшие огромное значение для укрепления Российского государства. "Ветеранские вести" подробно писали об этом: http://vvesti.com/istoriya/465-let-nazad-kazan-voshla-v-sostav-rossii

В качестве ещё одного конкретного географического названия в фильме звучит некая Кемская волость. Именно о ней упоминает шведский посол во время беседы с государем. Об этом же - и реплика царя, брошенная в квартире инженера Тимофеева: "Я здесь, а у меня там шведы Кемь взяли!" Никакой Кеми в 1571 году шведы не брали. Это случилось гораздо позже, уже после смерти Ивана Грозного. Впрочем, под властью шведов Кемь оставалась недолго: вскоре непрошенных гостей выгнали, а город обнесли деревянным частоколом.

Зато реплика Феофана о том, что на Изюмском шляхе безобразничает крымский хан, весьма точно отражает исторические реалии того времени. На протяжении XVI-XVII веков крымские татары служили для русских источником постоянной головной боли. О набеге Девлет-Гирея, который сжег Москву, выше уже говорилось. И такие набеги происходили постоянно. Причем, как правило, для быстрого продвижения вглубь страны татары использовали тот самый Изюмский шлях, то есть дорогу, идущую с юга на север по территории нынешней Харьковской области.

Поэтому обороне южных рубежей страны верховная власть всегда уделяла самое пристальное внимание. Так, уже на следующий год после сожжения Москвы, когда Девлет-Гирей снова попытался "безобразничать" на русской земле, его орда была наголову разгромлена войсками под командованием Михаила Воротынского. Случилось это в сражении при Молодях (небольшое местечко близ современного Подольска).

В целом в массовом сознании сложился образ царя Ивана Грозного как некоего тирана и деспота, который с упоением обижал своих подданных. Авторы фильма также не избежали именно такой трактовки образа царя. В кино государь постоянно хватается за кинжал и лупит всех своим посохом. Люди для него бесправные холопы, а ценность человеческой жизни в его понимании приближается к нулю. Помните фразу, мимоходом брошенную киношным царем: "Головы им отрубят - и все дела. Да пёс с ними!" Речь, напомним, идёт о наших путешественниках во времени, попавших в 1571 год.

Однако именно при этом "тиране и деспоте" на Руси полным ходом шли, выражаясь современным языком, процессы демократизации и построения правового государства.

Так, в результате земской реформы середины 1550-х годов полностью изменился сам принцип местного управления. Наместники, назначавшиеся царем, упразднялись, а вместо них учреждались так называемые земские избы. Во главе каждой такой "избы" стоял земский староста, которому помогали земский дьячок и целовальники. Все эти должностные лица местного самоуправления избирались на срок от одного до двух лет. В ведении земских старост были суд, управление тяглым населением и сбор налогов и податей.

Таким образом, в результате земской реформы Ивана Грозного в России была создана развитая система местного самоуправления, которая охватывала население как сельских районов, так и городов. Любой свободный человек той или иной местности имел право избирать и быть избранным в органы местного самоуправления и заниматься государственной деятельностью, получая за это жалованье.

Следующий серьезный шаг на пути построения, как бы мы сейчас назвали, правового государства – отмена так называемых кормлений. Институт кормлений, окончательно сложившийся к XV веку, представлял собой способ содержания должностных лиц за счет местного населения. Оно должно было «кормить» княжеских наместников в течение всего периода их службы. Причем, кормить и в буквальном, и в переносном смысле слова.

Естественно, в большинстве случаев эти выгодные, злачные места занимали ушлые бояре, особо приближенные к великому князю, которые рассматривали государственную службу исключительно как возможность улучшить свое материальное положение. Более того, посаженные на кормление чиновники имели право сбора всех налогов и податей на вверенной им территории. Часть собранных средств уходило в казну, все остальное, сверх этой доли, оставалось в распоряжении наместников. Надо ли говорить о том, какие чудовищные злоупотребления порождал такой порядок вещей, ведь, по сути, государство санкционировало коррупцию в среде правящей бюрократии.

На протяжении почти полутора столетий московские князья, по мере укрепления их власти, старались умерить аппетиты наместников. Однако полностью ликвидировать эту порочную систему, очевидно, не хватало сил. Это удалось лишь Ивану Грозному в ходе земской реформы 1555-1556 годов. Молодой царь не побоялся пойти на решительный слом устоявшейся системы, ибо того требовали интересы государства и общества. Хотя, конечно же, не мог не понимать, что рискует вызвать недовольство правящей аристократии, привыкшей жировать за чужой счет.

Традиционно считается, что парламентаризм в России возник гораздо позже, чем в других европейских странах, - лишь в начале XX века, в ходе реформ Николая II. Отчасти это действительно так, если под словом «парламент» понимать европейскую форму законодательного органа власти, избираемого населением на определенный срок. Но в России, начиная с эпохи Ивана Грозного, существовала своя форма парламентаризма – Земский собор. Этот орган власти созывался по мере необходимости и состоял из представителей всех слоев русского общества (кроме холопов).

На Земских соборах обсуждались все наиболее злободневные вопросы внутренней и внешней политики. Так, на Земском соборе 1549 года было принято решение составить новую редакцию Судебника, поскольку старая редакция (1497 года) к тому времени уже не в полной мере соответствовала изменившимся реалиям. Собор 1566 года рассматривал вопрос о начале Ливонской войны. На Земском соборе 1654 года было принято эпохальное решение о вхождении левобережной Украины в состав Русского государства. На соборах 1584, 1598, 1606, 1613, 1645, 1676 и 1682 годов избирались или утверждались на престоле русские цари.

Всего же за 150-летнюю историю Земских соборов они созывались около 50 раз, то есть в среднем каждые три года. И только при Петре I, прорубившем окно в Европу, эта уникальная форма реального народовластия была постепенно свернута. Так что традиции российского парламентаризма гораздо более древние, чем это принято считать, и уходят корнями опять-таки в эпоху Ивана Грозного.

Реформы молодого царя вызвали резкое недовольство боярской аристократии. Оно и понятно. За долгие годы феодальной раздробленности и относительной слабости верховной власти крупные феодалы-вотчинники привыкли считать себя хозяевами страны и полагали, что им можно все. И вдруг выяснилось, что их права и возможности отнюдь не безграничны. В той модели государства, которую строил Иван Грозный, бояре, какими бы знатными и богатыми они ни считались, должны были в первую очередь думать об интересах общества, а уж затем – о своих личных выгодах.

Разумеется, такая постановка вопроса устраивала далеко не всех. А когда в результате отмены кормлений у боярской аристократии отняли еще и возможность безнаказанно обогащаться за счет населения, вполне естественно, что реформаторская деятельность царя стала наталкиваться на скрытое, а иногда и открытое сопротивление. Чтобы сломить его, царю пришлось пойти на крайние и весьма жесткие меры в виде хорошо всем известной опричнины.

К сожалению, дальнейшего развития процесс демократизации, начатый Иваном IV, не получил. И на то были серьезные объективные причины: и сопротивление правящего класса, которое так и не удалось полностью подавить, и затянувшаяся Ливонская война, буквально истощившая ресурсы государства. Последовавшие затем печальные события – неудачное правление Бориса Годунова, несколько неурожайных лет, смута и иностранная интервенция – объективно отодвинули на второй план все вопросы, кроме одного: необходимости сохранить само государство. В этих условиях было не до местного самоуправления и расширения демократических свобод.

Однако и при первых Романовых продолжали собираться Земские соборы, по-прежнему избирались земские и губные старосты, правда, их права постепенно ограничивались, а их деятельность все больше зависела от воевод, назначаемых царем. Окончательно местное самоуправление было свернуто при Петре I. Великий реформатор, охотно перенимавший из Европы абсолютно все, так же охотно предавал забвению русские традиции, в том числе и традиции местного самоуправления. Возрождать их пришлось Александру II - спустя сто пятьдесят лет.

Сергей Холодов, историк

Читайте также:
Сергей Шойгу открыл в Москве памятник Василию Маргелову
Парк "Патриот" и "Ветеранские вести" договорились сотрудничать
В Минобороны создано Главное военно-политическое управление

Фото // vvesti.com ©

Теги: // #история // #кино