Рекламный банер

"Ветеранские вести" - о легендарных московских сыщиках

"Ветеранские вести" - о легендарных московских сыщиках
// История // Мне нравится 1 11.1K

100-летию МУРа посвящается

Москва - "Ветеранские вести". В этом году исполнилось сто лет Московскому уголовному розыску. Его история началась 5 октября 1918 года, когда постановлением НКВД РСФСР в структуре рабоче-крестьянской милиции была создана новая служба - уголовный розыск. Подразделения угрозыска предписывалось создавать во всех городах с населением более 40 тысяч человек. Разумеется, первым городом, где появился угро, стала Москва. За столетнюю историю МУРа в нем служило немало ярких, талантливых оперативников, бесконечно преданных своему делу. Вот лишь несколько из них.

Александр Трепалов

345678ьтТрепалов

До революции Александр Трепалов служил на Балтийском флоте. А когда в 1918 году в Москве был образован уголовный розыск, бывший матрос-балтиец Трепалов стал его первым руководителем.

Время было неспокойное. За один только январь 1919 года московские бандиты совершили 60 дерзких нападений, сопровождавшихся убийствами и насилием. Перед Трепаловым была поставлена задача: в короткий срок очистить город от обнаглевших уголовников. И Трепалов с этой задачей справился. Уже в 1920 году количество убийств и разбоев сократилось в 3 раза, а грабежей - в 9 раз.

Было ликвидировано несколько наиболее свирепых банд: Сабана, Зюзюки, Гусека, Голицына (Князя), Селезнёва (Чумы) и другие. Каждая из этих шаек насчитывала в своих рядах по десять-двадцать человек, отлично вооружённых и готовых на любое преступление.

Так, члены шайки Сабана, узнав о предстоящем задержании своего главаря, устроили настоящую охоту на столичных стражей порядка. В течение одного дня в разных районах Москвы было демонстративно застрелено 16 постовых милиционеров. А на счету другого преступного авторитета - Гусека - два сотрудника милиции, убитых во время налётов на магазины и отделения банка.

Пожалуй, самой большой удачей Трепалова стала ликвидация преступной группы из 83 человек, орудовавших на Хитровом рынке. За этой бандой оперативники охотились не один месяц. Однако взять бандитов с поличным никак не удавалось. И тогда Трепалов пошёл на хитрость: прикинувшись уголовником, Александр Максимович внедрился в банду, выведал планы её главарей и все воровские малины. В результате сыщики накрыли одним махом всю шайку.

Кроме того, именно Трепалов создал в структуре МУРа специальное подразделение - группу по борьбе с бандитизмом. О храбрости и самоотверженности этих людей ходили легенды. Практически ежедневно они рисковали жизнью, выезжая на задержания самых опасных преступников.

А в те времена ни одна из операций не проходила без вооружённого сопротивления бандитов. И только благодаря личной смелости Трепалова и его людей в начале 1920-ых годов в Москве установился долгожданный порядок, и с бандитизмом было в целом покончено.

Дальнейшая судьба Трепалова сложилась трагично. В 1930-х годах он работал в Наркомате тяжелой промышленности СССР, после гибели Серго Орджоникидзе был арестован и вскоре расстрелян. Реабилитировали первого начальника МУРа в 1967 году.

Григорий Тыльнер

765432Григорий Тыльнер

В органы правопорядка Григорий Тыльнер пришел прямо с гимназической скамьи. Как раз в это время – осенью 1917 года – в Москве, как и по всей стране, создавалась рабоче-крестьянская милиция. Сначала бывший гимназист работал в уголовно-следственной части 2-го Тверского комиссариата милиции, а затем, осенью 1918 года, перешел в Московский уголовный розыск.

В МУРе Тыльнер прослужил без малого сорок лет, последовательно пройдя все ступени служебной лестницы – от оперуполномоченного, или агента, как их называли в 1920-е годы, до заместителя начальника.

В конце 1930-х – начале 1940-х годов именно Григорий Тыльнер лично участвовал в раскрытии наиболее опасных преступлений. В частности, благодаря его сыскному мастерству осенью 1941 года было распутано одно из первых масштабных уголовных дел военной поры – "дело о народных мстителях".

"Народными мстителями" столичные сыщики называли между собой группу преступников, совершивших летом и осенью 1941 года серию убийств и ограблений. Причём, жертвами налётчиков становились москвичи с немецкими фамилиями: сначала известный столичный журналист-фотограф Стефан Кальтер и его 12-летний сын Герман, затем сёстры Эмма и Ева Шварц – студентки одного из московских вузов, а чуть позже 13-летняя школьница Наташа Рунге.

Григорий Тыльнер и его коллеги не сомневались: все эти преступления – дело рук одних и тех же лиц. Однако примет злоумышленников долгое время у сыщиков не было. И только через два месяца напряженной работы, в октябре 1941-го, Тыльнеру удалось выйти на след бандитов. Ими оказались 17-летние московские парни – Андрей Колесов и Сергей Казаков. Интересно, что оба из приличных семей. У Андрея, например, мама трудилась заместителем директора гостиницы "Москва".

А мотивом преступлений стало желание… помочь Красной армии в борьбе с фашистами. Дескать, пока солдаты воюют с врагом на фронте, они, Колесов и Казаков, очищают от немцев советский тыл. Именно с такими намерениями они и врывались в квартиры, где проживали люди с нерусскими фамилиями. Выяснить это в те годы не представляло большого труда: на дверях каждого московского дома имелись таблички с фамилиями жильцов.

За убийство четырёх человек суд приговорил "народных мстителей" к расстрелу. Тот факт, что к моменту ареста друзьям ещё не исполнилось восемнадцать, судья во внимание не принял…

Подобных историй в биографии Тыльнера было еще немало. В военные и первые послевоенные годы практически все тяжкие преступления расследовались при его непосредственном участии. В отставку Григорий Фёдорович вышел в 1954 году в звании полковника милиции.

Леонид Рассказов

4567890злРассказов Л.П. главный криминалист московской милиции

В историю отечественных правоохранительных органов Леонид Рассказов вошёл как один из основателей советской криминалистики. Свои первые шаги на этом поприще Леонид делал под руководством знаменитого Карла Маршалка. Легендарный начальник Московского уголовного сыска дореволюционной поры, Карл Петрович Маршалк воспитал целую плеяду талантливых криминалистов.

Кстати, Маршалк – один из тех сотрудников царской полиции, кто после революции не только остался в России, но и принял самое активное участие в создании и становлении советского уголовного розыска. Многие его ученики впоследствии сами стали выдающимися сыщиками и криминалистами.

Один из них, Леонид Рассказов, например, стал первым начальником кабинета экспертизы, основанном в МУРе в 1932 году. Впоследствии на базе этого кабинета был создан сначала отдел, а затем экспертно-криминалистический центр, специалисты которого принимали участие в раскрытии всех мало-мальски серьезных дел советской поры.

Кстати, став главным криминалистом МУРа, Рассказов лично изготовил оборудование и оснащение для кабинета экспертизы. А самое главное – воспитал немало талантливых специалистов в различных областях криминалистики – по дактилоскопии, баллистике, почерковедческому анализу. Во многом благодаря этим научно-техническим достижениям московские сыщики вычислили и поймали первого серийного маньяка советского времени.

…Июль 1944 года. Продуктовый магазин на Коровьем валу, недалеко от Калужской площади. До обеденного перерыва оставалось несколько минут. Посетителей не было, и весь персонал магазина ушел посмотреть на пленных немцев, которых в тот день вели по Садовому кольцу. В торговом зале дежурили лишь две сотрудницы: Катя Смолина и Дарья Ковалева.

Когда после обеденного перерыва в магазин вошли люди, их взору предстала жуткая картина: на полу лежали два окровавленных трупа, все было перевернуто вверх дном и залито кровью. Уходя, злоумышленник выгреб из кассы наличные деньги и прихватил несколько банок тушенки.

Вызванная по тревоге оперативная группа долго не могла добраться до места происшествия. Сыщикам приходилось буквально продираться сквозь толпы москвичей, запрудивших центр столицы.

А когда оперативники всё-таки прибыли на место, даже они, опытные сыскари, испытали шок от увиденного. Из материалов уголовного дела: "Мёртвые тела гражданок Смолиной и Ковалевой обнажены, привязаны веревками к письменному столу. Глаза завязаны шарфами. На телах обнаружены многочисленные следы колото-резаных ран, нанесенных острым предметом, предположительно ножом".

Простую корысть как мотив преступления сыщики отмели сразу. Не стоило ради нескольких банок тушенки и сотни рублей устраивать такое побоище. Скорее всего, преступник имел какие-то психические отклонения.

С самого начала следствие продвигалось с большим трудом: не было ни свидетелей, ни примет убийцы. Лишь отпечатки пальцев. Однако такие пальчики в милицейской картотеке не значились.

Прошло четыре месяца. И вот 7 ноября 1944 года в Москве было совершено похожее преступление.

В тот день Москва, как и вся страна, отмечала 27-ю годовщину Октябрьской революции. По этому случаю в столице гремел праздничный салют. Вечером, несмотря на холодную погоду, на улицах было многолюдно. Милиция, как всегда в таких случаях, работала в усиленном режиме.

Едва отгремели последние залпы салюта, как в милицию поступил звонок: найден труп женщины. Личность погибшей установили по документам, которые были в дамской сумочке: 28-летняя Оксана Поликарпова. Ни денег, ни продуктовых карточек на месте преступления не было. Судя по всему, преступник прихватил их с собой.

Из материалов уголовного дела: "Мёртвое тело потерпевшей частично обнажено, привязано веревкой к дереву. На теле множественные колото-резаные раны от острого предмета, предположительно, от ножа".

Опросив сослуживцев Оксаны, сыщики составили портрет возможного убийцы. А затем по приметам вычислили и его самого. Им оказался Иван Дронов, работник столичного завода "Компрессор", на котором в годы войны делали легендарные «"Катюши".

Днеём Иван Дронов трудился на оборонном заводе, регулярно выполнял государственный план и был на хорошем счету у руководства, а в свободное от работы время превращался в жестокого маньяка.

Муровцы долго не могли поверить в это. И только после того как эксперты-криминалисты сравнили отпечатки пальцев Дронова и убийцы продавщиц в продуктовом магазине, сомнения отпали. А во время обыска в квартире Дронова был обнаружен дневник, в котором убийца подробно описывал свои криминальные похождения.

13 марта 1946 года суд приговорил отличника производства и примерного семьянина Ивана Дронова к расстрелу.

Александр Урусов

456789Урусов

Александр Урусов возглавил МУР в начале 1944 года. Для московской милиции это было тяжелое время: людей катастрофически не хватало, опытные сыскари были наперечет. И в том, что столицу не захлестнула волна криминала, огромная личная заслуга Александра Урусова. Он сумел так поставить работу уголовного розыска, что сыщики в сложнейших условиях дефицита кадров и средств умудрялись раскрывать, казалось бы, безнадежные преступления.

…Май 1945-го. Только что закончилась Великая Отечественная война. Всеобщей радости и ликованию по случаю долгожданной победы не было предела. И только одно обстоятельство не давало сотрудникам подмосковной милиции в полной мере вкусить все прелести победной весны: серия нераскрытых ограблений и разбойных нападений, прокатившихся в апреле-мае 1945 года по Московской области.

Положение усугублялось тем, что неизвестные преступники грабили не только частные дома, но и православные храмы: уносили старинные иконы, церковные книги, предметы культа. А в начале мая дело дошло и до убийства. Жертвой преступников стал настоятель одной из подмосковных церквей отец Алексей. Труп священнослужителя обнаружили в его доме.

Перед смертью отца Алексея жестоко пытали: на теле священника судмедэксперты обнаружили многочисленные синяки и кровоподтеки, а также глубокие раны, нанесенные ножом и каким-то тяжелым предметом вроде молотка. А из храма, настоятелем которого был отец Алексей, исчезли старинные церковные книги, иконы и внушительная сумма денег – 60 тысяч рублей. Эти средства были собраны прихожанами на ремонт храма.

Зверская расправа над православным священником дошла до самых верхов. Секретарь ЦК ВКП (б) Александр Щербаков, курировавший в те годы идеологию, потребовал от милиции в кратчайшие сроки раскрыть преступление и наказать виновных. Говорят, начальника московской милиции Виктора Романченко вызывал по этому поводу лично Лаврентий Берия. В свойственной ему манере нарком внутренних дел потребовал немедленно найти преступников, пообещав в случае невыполнения самые серьеёзные организационные выводы.

Впрочем, оперативники и без лишних слов понимали всю важность этого дела. И буквально в считанные дни вычислили преступников.

По оперативным данным, убийство священника было делом рук местных цыган. Однако прямых улик против них не было. И тогда начальник МУРа Александр Урусов решил пойти на отчаянный шаг: спровоцировать цыган на новое преступление, чтобы взять их с поличным, а затем "поколоть" и на предыдущие грешки.

С этой целью по округе распустили слух, что в одном из близлежащих сел будет открыта церковь. Из Москвы, дескать, приехал крупный церковный иерарх и привез с собой сокровища для нового храма. Прибывшего священнослужителя (его роль играл один из сотрудников МУРа) поселили в частном доме. А рядом выставили милицейскую засаду. Разумеется, в полной тайне от местных жителей.

И вскоре преступники клюнули на приманку. Поздно ночью, у дома "священника" показались подозрительные тени: несколько человек верхом на лошадях. Спешились. Бесшумно пробрались к дому, выставили окно и залезли внутрь. Тут их и повязали сотрудники милиции.

Все задержанные оказались молодыми цыганами. Вооружены были ножами и тесаками. На допросе признались: все предыдущие нападения – их рук дело. Сдали и своего главаря – цыганского барона Василия Черноброва.

Сыщики моментально оцепили дом, где жил Чернобров. Сам барон, как вскоре выяснилось, прятался на чердаке. Во время задержания он оказал яростное сопротивление, ударив ножом молодого оперативника Ивана Твердохлебова. От полученных ранений милиционер скончался.

При обыске в доме Черноброва нашли золотые кресты, старинные книги и иконы, дорогую посуду и огромное количество денег. Два дня ушло только на осмотр и опись изъятого у барона имущества. А в русской печи был обнаружен пистолет ТТ и патроны. Как потом выяснилось, табельный пистолет принадлежал сотруднику милиции, убитому несколько месяцев назад на территории Московской области.

На допросах Чернобров вел себя нагло и вызывающе. Предлагал оперативникам деньги, угрожал, недвусмысленно намекал на какие-то связи в верхах, которые, дескать, ему помогут. Однако в МУРе раскалывали и не такие орехи. Вскоре спесь с бандита сошла, и он поведал о том, как убил и ограбил отца Алексея.

Оказывается, они были давно знакомы. В 1941 году на оккупированной территории отец Алексей спас Черноброва от немцев, спрятав его у себя в доме. И вот спустя почти четыре года, весной 1945-го, они случайно встретились в Москве. На радостях священник пригласил цыгана к себе домой, показал свой приход. Тогда-то у Черноброва и возникла мысль ограбить священника. А ровно через неделю в дом священнослужителя нагрянули подельники Черноброва

Главарь цыганской банды Чернобров получил вполне заслуженную "вышку". Все его подельники были приговорены к длительным срокам заключения и отправились в лагеря. А цыганскую общину в 24 часа выселили подальше от Москвы – в те годы с возмутителями общественного спокойствия власти не церемонились.

Московским уголовным розыском Александр Урусов руководил до 1950 года, после чего перешел на службу сначала в Управление милиции Московской области, а затем в центральный аппарат МВД СССР.

Сергей Холодов, начальник отдела истории ИА "Ветеранские вести".

Читайте также:
"Ветеранские вести" - победитель Всероссийского конкурса "СМИ против коррупции"!
"Ветеранские вести" - победитель Международного конкурса МВД России "Щит и перо"
Вячеслав Калинин: "Русские и сербы - один народ"

Фото // vvesti.com ©