Девятаев и его девятка

// История // Мне нравится 2 13К

Москва - Ветеранские вести. 8 февраля исполняется 75 лет подвигу советского лётчика Михаила Девятаева. Вместе с девятью узниками немецкого концлагеря Михаил Девятаев совершил дерзкий побег, угнав бомбардировщик «Хейнкель-111».

Этот концлагерь фрицы именовали «заповедником Геринга». Располагался он на острове Узедом в Балтийском море и считался особо охраняемым секретным объектом. Именно там немцы испытывали свои новейшие разработки в области самолетостроения и ракетной техники.

На остров Узедом свозили приговоренных к смерти людей из других немецких лагерей. Соответственно, отношение к узникам было как к расходному материалу. Пленных едва кормили и за малейшую провинность расстреливали. Так что терять Девятаеву и его товарищам было нечего.

Побег готовился долго, кандидаты тщательно отбирались. В результате в группе Девятаева, кроме него самого, остались девять человек. Они-то рано утром 8 февраля и совершили дерзкий побег. При этом профессиональным летчиком в группе был лишь Девятаев, остальные не имели к авиации никакого отношения.

К счастью, о том, что среди узников лагеря есть профессиональный пилот, немцы даже не догадывались. В лагере Девятаев числился как бывший учитель по фамилии Никитенко. Дело в том, что Девятаев, попавший в плен в июле 1944 года, однажды пытался бежать из лагеря для военнопленных. Случилось это осенью 1944 года под Кенигсбергом. Однако попытка окончилась неудачей: Девятаева поймали и отправили в лагерь смерти Заксенхаузен. Вот там-то ему совершенно случайно и попали в руки документы умершего Никитенко. Так военный летчик Девятаев стал по документам сельским учителем Никитенко. А спустя несколько месяцев его в числе других узников лагеря смерти отправили на остров Узедом – обслуживать секретную военную базу Третьего рейха.

Итак, 8 февраля 1945 года Девятаев со товарищи проникли на борт немецкого самолета, предварительно умертвив конвоира. Нельзя сказать, что взлет прошел гладко. Выяснилось, что в машине отсутствует аккумулятор, а без него, как известно, невозможно завести движок. Несколько минут ушло на то, чтобы сбегать на склад и найти исправный аккумулятор. При этом в любой момент беглецов могла обнаружить охрана.

Затем самолет очень долго не мог взлететь, потому что штурвал был установлен в положении для посадки. Пока Девятаев догадался, в чем дело, ушло еще несколько драгоценных минут. И все-таки самолет взлетел.

Когда охрана заметила взлет, было уже поздно. Бомбардировщик, управляемый Девятаевым, изменил курс, и поднятые по тревоге фашистские истребители не смогли его догнать.

Утаить такое ЧП было невозможно. Как ни старалась администрация лагеря, информация об угоне самолета с секретной военной базы дошла до самого Геринга. Тот был в бешенстве. Начальника военной базы ожидали серьезные неприятности. От военного трибунала изворотливого фрица спасла лишь убедительная ложь о том, что самолет с беглецами, дескать, был сбит над морем.

Однако в действительности никто Девятаева не сбил. Через несколько часов полета беглецы благополучно приземлились близ Вольдемберга, в расположении советских войск.

История с угоном немецкого бомбардировщика казалась настолько фантастичной, что беглецам никто не поверил. Почти два месяца Михаила Девятаева и его товарищей проверяла контрразведка. Однако оснований для ареста не нашла.

И тем не менее, в авиацию Девятаева больше не пустили, несмотря на все его просьбы. После войны Михаил Петрович жил в Казани и работал на речном транспорте. И только спустя пятнадцать лет ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Правда, не за побег из фашистского концлагеря, а за… помощь в создании советской ракеты Р-1.

Дело в том, что еще в конце 1945 года советские конструкторы во главе с Сергеем Королевым, работавшие над созданием ракетной техники, заинтересовались секретной базой немцев на острове Узедом. Поскольку Девятаев отлично помнил многие подробности того, как проходили испытания легендарной немецкой ракеты ФАУ-2, его привлекли к работе в качестве консультанта.

Так что в создании ракетно-ядерного щита нашей Родины есть немалая заслуга и бывшего узника фашистского концлагеря Михаила Девятаева.

Сергей ХОЛОДОВ, редактор отдела истории
ИА «Ветеранские вести»

Читайте также:

Теги: // #история