Рекламный банер

Борцы с организованной преступностью отмечают юбилей

Борцы с организованной преступностью отмечают юбилей
// История // Мне нравится 2 16.1K

15 ноября подразделениям по борьбе с организованной преступностью МВД России - 30 лет

Москва - "Ветеранские вести". За прошедшие три десятка лет эта важнейшая часть правоохранительной системы страны неоднократно меняла название. Сейчас она называется так: Главное управление по противодействию экстремизму МВД РФ.

А началось все 15 ноября 1988 года, когда в структуре МВД СССР было создано 6-е управление с количеством штатных единиц всего 32 человека. Их задача – борьба с организованными преступными группами, которые в то время стали плодиться, словно грибы после дождя. Именно так преступный мир отреагировал на закон "О кооперации", принятый в мае 1988 года. Этот закон, по сути, легализовал подпольный бизнес в "стране победившего социализма". Из тени тут же полезли многочисленные цеховики и спекулянты. Раньше ими плотно занимались сотрудники ОБХСС, а теперь, после закона "О кооперации", бывшие жулики и барыги в одночасье превратились в респектабельных бизнесменов-кооператоров.

Впрочем, сладкой жизни, о которой так долго мечтали подпольные миллионеры, не получилось. Вместо сотрудников ОБХСС ими тут же занялись крутые парни, именуемые рэкетирами. А чтобы эффективнее вытрясать из нуворишей нетрудовые доходы, крутые парни стали активно объединяться в группировки с чёткой иерархией и железной дисциплиной. Вот тогда-то в руководстве СССР впервые заговорили о наличии в стране организованной преступности и о необходимости адекватных ответных мер.

Однако дальше разговоров дело долгое время не шло. Общий паралич власти на рубеже 1980-1990-х годов создал идеальные условия для разгулявшегося криминала. И только к середине 1990-х в стране были созданы и заработали на полную катушку Региональные управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОПы), сумевшие в конечном итоге переломить ситуацию к лучшему. Об одной из таких операций подмосковного РУБОПа и пойдет ниже речь.

Крупномасштабная операция "Плотина" началась в мае 1997 года. В ней, помимо рубоповцев, были задействованы сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями и их коллеги из налоговой полиции. Цель операции – нанести мощный удар по криминалу и теневой экономике, а заодно пополнить государственную казну живыми деньгами, которых, как известно, в те годы катастрофически не хватало.

Первый же день операции принес вполне осязаемые результаты. Так, в Пушкинском районе на территории оздоровительного лагеря "Спутник" оперативники обнаружили подпольный завод по производству винно-водочной продукции. Схема типична для того времени: гости из солнечного Азербайджана в роли организаторов, гости из Молдавии и Украины – в качестве рабочей силы. Круглосуточно, без праздников и выходных, подпольные виноделы клепали "Берёзку", "Родник", "Губернаторскую" и другие популярные в те годы сорта водки. Технический спирт умельцы разбавляли сырой водой, разливали в бутылки и наклеивали фирменные этикетки. Готовый продукт развозили по коммерческим ларькам и ближайшим рынкам. В ходе обыска у бутлегеров было изъято 23 тысячи бутылок готового пойла и полторы тонны технического спирта. Организаторов подпольного производства арестовали. Всего по делу проходило 24 человека.

Одновременно с теневым винно-водочным бизнесом оперативники проверили, как идут дела в других сферах подмосковной экономики. Оказалось, что так же печально, как и в ликеро-водочном. Удивительное дело, но с началом гайдаровских реформ, которые, по заверениям либеральных экономистов, должны были вывести российскую экономику из тени, ситуация с каждым годом только ухудшалась. В тень уходили целые отрасли экономики, и винно-водочное производство в их числе. А ещё – практически весь автосервис, бензоколонки, торговля автомобилями и стройматериалами. Все эти высокодоходные сферы бизнеса полностью контролировались преступными кланами. В Московской области, например, к середине 1990-х почти все фирмачи имели тесные и давние связи с криминальными группировками. Чистых коммерсантов в Подмосковье просто не было.

Да и сами преступные группировки к середине 1990-х стали другими. Лишь четверть подмосковных бандитов по-прежнему занималась примитивными разбоями и грабежами. Остальные переключились на более изощренные виды криминального ремесла: финансовые махинации, мошенничество, аферы с недвижимостью, вымогательства, автомобильный бизнес, торговлю наркотиками и оружием. Любая уважающая себя группировка считала своим долгом иметь собственный ресторан, магазин, а еще лучше – банк.

По оперативным данным, в 1997 году подмосковные преступные группировки контролировали примерно 250 акционерных обществ, свыше 600 всевозможных ТОО и СП, практически все рынки и аэропорты.

Разумеется, у каждой более или менее влиятельной преступной группировки независимо от этнического состава и сферы деятельности в то время были устойчивые связи во властных структурах и собственные адвокаты, которые легко отмазывали своих подопечных от уголовной ответственности. Например, известный в начале 1990-х преступный авторитет Фрол Балашихинский дважды отпускался судом под смехотворный залог в два миллиона рублей (до реформы 1998 года, напомним, миллионерами у нас было полстраны).

Бандиты в долгу не оставались. Спаситель Фрола известный в ту пору адвокат Анатолий Лобанов, например, дважды выдвигал свою кандидатуру в Госдуму – в 1993 и 1995 годах. И оба раза предвыборную кампанию Лобанова финансировали лидеры балашихинской преступной группировки. Правда, стать "слугой народа" Анатолию Лобанову так и не удалось: не хватило всего нескольких сотен голосов.

Зато помощниками депутатов в 1990-е годы нередко становились весьма сомнительные личности, коих немало вынесло наверх в мутные пореформенные времена. С самого начала процесс раздачи удостоверений помощника никем не регулировался: у каждого депутата было право иметь столько помощников, сколько ему требовалось для полноценного служения народу. За несколько лет корочек было роздано столько, что в аппарате Госдумы на сей счет не было даже приблизительной статистики. В результате в 1990-е годы по зданию парламента частенько блуждали не просто сомнительные личности, а откровенные урки.

Как-то раз в начале 1998 года обозреватель крупного информационного агентства, аккредитованный при Госдуме, стал невольным свидетелем одного забавного разговора, о котором он поведал автору этих строк. Разговор состоялся в думской столовой и напоминал скорее инструктаж. Один известный депутат (он и сейчас в большой политике) терпеливо объяснял своему новому помощнику, как себя следует вести в стенах парламента. Помощник – звероподобный детина с наколками на огромных ручищах – внимательно слушал и иногда кивал головой в знак согласия. А депутат внушал, что приходить в здание парламента нужно в костюме и галстуке, нельзя громко сморкаться и плевать во все стороны. Парламентские двери, включая в туалет, нужно открывать легким движением руки, а не ударом ноги. А еще народный избранник настоятельно просил своего помощника воздержаться от ненормативной лексики и избегать выражений типа "феня", "лох", "фраер ушастый"…

Но вернемся к операции "Плотина". В ходе тотальной зачистки подмосковного бизнес-ландшафта выяснились интересные вещи. Например, оказалось, что значительная часть импорта автомобилей контролируется преступными группировками.

На иномарках в те годы народ был просто помешан. Количество машин заграничного производства на улицах российских городов росло как на дрожжах. Так вот, почти две трети пригоняемых в Московский регион иномарок продавались и ставились на учет не без участия криминальных сообществ. Одну из таких преступных группировок вычислили в ходе операции "Плотина".

Действовали преступники с размахом. В течение нескольких лет они ввозили в страну по подложным таможенным документам автомобили из Белоруссии. В Московской области прикормленные бандитами товарищи из регистрационных служб ГАИ ставили эти машины на учет. Оформлялись автомобили как служебный автотранспорт, для чего в распоряжении преступников были свои фиктивные фирмы, специально созданные для этих целей. В период с 1994 по 1997 год злоумышленники незаконно ввезли и поставили на учет 800 автомашин. В результате государству был нанесен ущерб в размере 70 миллиардов рублей.

В Щёлковском районе оперативники изрядно потрясли королей нефтяного бизнеса. В ходе проверки хозяйственной деятельности одной из районных нефтебаз сыщики вышли на группу аферистов, занимавшихся хищениями нефтепродуктов. Аферы были закамуфлированы под вполне легальный бизнес. Для этого преступники зарегистрировали ООО, которое, судя по документам, занималось поставками горюче-смазочных материалов подмосковным автохозяйствам. И материалы действительно поставлялись. Только брали их преступники с той самой нефтебазы в Щелково – по фиктивным документам якобы для нужд ООО. Выражаясь по-русски, воровали, причём в достаточно больших количествах. Неконтролируемая государством прибыль от этих операций составила полмиллиарда рублей.

И так было повсеместно. В рамках операции "Плотина" сотрудники правоохранительных органов проверили тысячи коммерческих структур. Практически во всех были вскрыты нарушения налогового законодательства. Только за первую неделю "Плотины" в бюджеты всех уровней удалось перечислить десятки миллиардов рублей. А еще, как это часто бывало во время таких крупномасштабных акций, оперативники раскрыли немало преступлений по линии уголовного розыска. Например, в Коломне была обезврежена крайне опасная преступная группировка, члены которой под видом налоговых полицейских вымогали дань у местных коммерсантов.

Опыт подмосковной "Плотины" оказался настолько удачным, что аналогичные операции стали проводить и в других регионах страны. Понадобилось несколько лет напряженной совместной работы бойцов РУБОПа, сотрудников уголовного розыска и УБЭПа, которые, не обращая внимания на вопли правозащитников, буквально выметали криминальную скверну с улиц наших городов. Благодаря их героическим усилиям примерно к середине нулевых годов основные криминальные группировки были ликвидированы, а их активные участники угодили за решетку.

Сергей Холодов,
Редактор отдела истории ИА "Ветеранские вести"

Читайте также: