Экосистема ВТБ: модель и приоритеты определены

// Экономика // Мне нравится 77 35К

Москва - Ветеранские вести. Президент - председатель правления ВТБ Андрей Костин в ходе онлайн-дискуссии с клиентами Private Banking на тему "2021: тенденции, возможности, инвестиции" сделал ряд заявлений. "Ветеранские вести" приводят прямые цитаты, предоставленные Пресс-службой ВТБ.

Про ставку ЦБ

По мнению наших аналитиков, возможно в течение года, к концу года, ставка ещё плавно поднимется, что, в общем-то, не так существенно для деятельности банка. Я думаю, это хорошо, потому что любые крупные шараханья, конечно, наносят ущерб и клиентам, и банку. Поэтому, мы думаем, что вот такое плавное, небольшое повышение, может быть, до 4,75 %, оно возможно до конца года. Но, повторяю, это не так сильно отразится. Тем более, что мы считаем, что после достижения 5-процентного уровня, инфляция все-таки обратно вернется на уровень 4%, таргетированный Правительством и Центральным банком.

Про экосистему ВТБ

В отличие от наших собратьев в Сбербанке мы выбрали несколько иную модель. Сбербанк проповедует модель многофункциональной технологической компании, не случайно даже убрал из названия слово "банк". Мы же идём по пути партнёрства, потому что не считаем, что должны быть лучшими во всех отраслях. Мы находим партнёров, ведущие российские компании, которые вместе с нами составляют единую экосистему, предоставляя услуги своих отраслей, а мы, прежде всего, остаемся финансовым партнёром.

Мы определили для себя приоритетные направления экосистемы – это розничная торговля, электронная коммерция, интернет и медиа, телеком и связь, жильё и коммунальные услуги, транспорт и логистика. У нас есть первые проекты, которые уже реализованы. Например, это инвестиционные продукты ВТБ, встроенные в интерфейс Яндекса.

Клиенты Магнита через приложение могут оформить банковскую карту и совершать любые платежи. Клиенты ПИК получили возможность полностью удаленно проводить сделки покупки квартиры с привлечением ипотеки от ВТБ. Мы не покупаем эти мощности, мы создаем партнерства. У нас есть совместные проекты с Ростелекомом, с Почтой России. Ведём переговоры по другим направлениям, понимая, куда идет потребительский спрос и где мы должны предоставлять услуги. Думаю, в течение ближайших нескольких лет мы четко займем позиции – буквально первые строчки – в том, что касается таких технологично прорывных направлений. Это то, что уже происходит на наших глазах.

Про будущее экосистем

Мы банк. Фокус наш остается на финансовой деятельности, мы не размываем его, но подтягиваем партнёров из других отраслей, выбираем лучшее, что есть сегодня на рынке. Я думаю, мир вообще идёт к этой концепции. Посмотрите, что происходит с Alibaba. Китайские власти довольно жестко ограничивают финансовую деятельность компании, не давая ей забирать банковские функции. В России тоже идет обсуждение…

Я думаю, сращивание хайтековских компаний и финансовой сферы рано или поздно приведет к некоему более жесткому регулированию по разграничению этих сфер, чтобы не допустить монополизации. Думаю, не только банки не смогут монополизировать целый ряд отраслей, связанных с цифровизацией, но и цифровым компаниям не позволят стать монополистами. Конкуренция – все-таки основа любой рыночной экономики.

Про цифровой рубль

Я считаю, что цифровая валюта – вещь неизбежная, потому что мир становится цифровым.

При этом я всегда считал, что такие "левые" цифровые валюты как биткойн, невзирая на большой рост его цены, в перспективе всё-таки обречены. Ни одна государственная финансовая система не может позволить некой валюте существовать и не регулироваться госорганами в случае, если валюта занимает существенное место в валютных, в бюджетных, операциях. Каждая страна или группа стран, как ЕС, проводит свою денежно-кредитную политику, регулирует инфляцию, регулирует наличие денежной массы в стране. Государство, которое регулирует денежную массу не может спокойно смотреть, как майнят деньги, это как фальшивомонетчество, мне всегда казалось.

Поэтому страны пошли по другому пути – создание государственных цифровых валют. Очень сильно в этом вопросе продвинулись китайцы – создание цифрового юаня, да и другие страны тоже. Россия – не исключение. ЦБ такую концепцию объявил, мы ее поддержали, но на определенных условиях. У нас была большая встреча со всем руководством ЦБ, включая председателя, где мы сказали, что готовы поддержать и участвовать, но при том, что будет выбран сценарий, по которому кошельки клиентов будут находиться в банках, а расчеты будут вестись через ЦБ. Это связано с опасениями банков насчет того, что банковские функции переходят в ЦБ и вместе с ними туда начнет утекать ликвидность.

Мы пошли по этому пути. Я думаю, это займет не один год, нужны несколько лет, а дальше все будет зависеть от того, как успешен будет этот опыт, насколько клиентам будет удобно. Сейчас говорят, что наличные валюты неудобны, но статистика за 2020 год показывает, что в мире использование кэша, наоборот, выросло. При всем неудобстве люди во многих странах продолжают активно пользоваться наличной валютой. В этом плане понятно, что многие цифровые ожидания не всегда оправдываются.

Если это действительно будет удобно и приниматься во всем мире, тогда я думаю, что у цифровой валюты большое будущее. В целом, конечно, будущее за цифровой тематикой, я в этом не сомневаюсь.

Про ФНБ

У нас в экономической политике стабильность, мне кажется, превалирует даже над ростом. Многие это критикуют, но, так или иначе, Минфин опять объявил, что одной из ключевых задач является сокращение дефицита. И в этом году дефицит планируется на уровне 1,5 процентов, не более. Мы рассчитываем, что ФНБ превысит 7-процентный барьер ВВП. И поэтому начнется достаточно активное использование средств ФНБ, что будет способствовать экономическому росту, повышению темпов. И это здорово.

Потому что у нас сегодня государственные средства – один из ключевых источников финансирования проектов развития, в том числе нацпроектов. Правда, напомню наше мнение, успех реализации национальных проектов всё-таки будет зависеть от того, насколько государство сможет привлечь частных инвесторов. И мы в этом заинтересованы, мы активно участвуем в финансировании крупных проектов в области инфраструктуры.

Справка по направлению Private Banking ВТБ:

По результатам 2020 года объём средств под управлением Private Banking ВТБ достиг 2,7 трлн руб., из них портфель инвестиционно-страховых продуктов – 1,2 трлн руб. Количество VIP-клиентов - 25 тысяч. Рыночная доля Private Banking ВТБ - более 30%. В розничном бизнесе Банка сегмент PB формирует 53% всех депозитов, 58% инвестиционно-страховых продуктов.  


Читайте также:

Мы - лауреаты конкурса "СМИ против коррупции"
Veterans News - победитель конкурса "Щит и перо" 
WVF отметила команду "Ветеранских вестей"

Фото // vvesti.com ©

Теги: // финансы