Рекламный банер

Солженицын и "разграничение полномочий"

Солженицын и "разграничение полномочий"
\\ Аналитика \\ Мне нравится 3 14.8K

Эксперт "Ветеранских вестей" Егор Холмогоров о "федерализации" и "автономизации" РФ

Москва - "Ветеранские вести". Всё больше "осведомлённых" источников говорит о том, что федеральный центр не станет перезаключать договор о разграничении полномочий с Республикой Татарстан, срок которого истекает 24 июля, напоминает "Царьград".
 
Сперва об этом написал "Коммерсант", теперь в Telegram-канале главреда "Эха Москвы" Алексея Венедиктова появилось утверждение со ссылкой на федерального чиновника высокого уровня: "АП будет рекомендовать Путину не пролонгировать федеративный договор с Татарстаном. Напомню, что срок договора истекает через месяц.
 
Татарстан - единственный субъект федерации, с которым у Москвы договор, и единственный субъект федерации, где есть президент. Это неправильно". Венедиктов считает, что Кремль беспокоится о возможном изменении статуса языков, национальности и алфавита.
 
Трудно сказать, насколько верна информация из столь специфичных источников. И не являются ли эти информационные вбросы давлением, чтобы заставить Татарстан уступить в чем-нибудь второстепенном (например, в названии должности главы республики), оставшись верны главному - сепаратной национально-культурной политике. Но будем надеяться, что эта информация всё же правда.
 
"Договор" с Татарстаном вот уже несколько десятилетий зияет прорехой на Российской государственности. Заключенный в 1994 году, когда Россия трещала по швам, и Татарстан балансировал на грани фактического отделения от РФ, этот договор формулировался в духе знаменитого ельцинского лозунга: "Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить".
 
Новый договор 2007 года был, конечно, не столь постыден для единства страны, но достаточно взглянуть на практическую политику республики в области национального строительства, чтобы понять - даже в таком усечённом виде "особые полномочия" республики используются для вещей, объективно вредящих гражданскому единству России.
 
Искусственно навязывается татарский язык школьникам русского происхождения, что приводит к фактической их дискриминации на территории остальной России - они изучали русский язык меньше часов, чем школьники соседних областей.
 
Для построения весьма странных доктрин и историографических концепций, прославляющих Чингисхана и Батыя как родоначальников Татарстанской государственности (для меня всегда было загадкой, как этот культ завоевателей-разрушителей может сочетаться в Татарстане с культом вырезанной и уничтоженной ими Волжской Булгарии), дело дошло до регулярно возобновляемых посягательств на кириллический алфавит, несмотря на ясность множества федеральных законов.
 
Хуже того, Татарстан служил и служит дурным примером идеальной "национальной автономии", к каковому образцу волей-неволей стремятся в других республиках, а это лишь усиливает чувство раздражения и недоумения касательно своей неполноправности у "обычных" (читай - русских) областей России. Этот договор является одним из тех темных пятен "автономизации", которые были составной частью "атомной бомбы", которую, по выражению президента Владимира Путина, заложил под Россию Ленин.
 
Я не буду долго рассуждать об этом предмете своими словами. Я позволю себе привести некоторые размышления нашего великого писателя Александра Солженицына в своей книге "Россия в обвале", написанной в 1998 году, давшего чрезвычайно жесткий и точный анализ ситуации, сложившейся вокруг автономий вообще и Татарстана, в частности… Просто послушаем - политические выводы  напрашиваются сами собой.
 
"По меньшей мере с XV века фундаментальная традиция российской государственности была - унитарность, единоуправляемость государства, в своих лучших периодах в сочетании с земством. В течение этих шести веков никогда не возникала ни потребность, ни даже мысль о федеративном устройстве России. Её принёс из своих теоретических схем Ленин - и внедрил мечом большевицкой диктатуры…
 
Развал в 1991 году пошёл мощной лавиной, необратимее развала 1917-го. При переходе через это новое революционное трясение - многое неузнаваемо изменилось в нашей стране, в том числе - и коренным образом - государственность. Автономные области возвышались в автономные республики, а все вместе приобретали удельный вес прежних союзных республик, теперь отделившихся.
 
Национальные верхушки автономий, десятилетиями выращенные при льготных квотах в образовании и сниженной профессиональной конкуренции, - теперь быстро, решительно захватили реальную власть, резко повышая свой национальный процент, особенно в органах управления и правоохраны… Пристрастность этнических этих верхушек властно проявилась и в ходе местных приватизации (приоритетность "для своих")…
 
С верхов власти мы слышали упоённое повторение лозунгов федеративности - без понимания её: что федеративность может существовать лишь при силах центростремительных, а не центробежных. И так мы услышали знаменитое (обращённое к Татарии): "Берите суверенитета, сколько можете проглотить!" (Она и взяла).
 
Ленинское строение нелепо для государства, где все нации территориально перемешаны; оно противоречит всякому здравомыслию и могло быть введено только по политическому умыслу. Такое устройство - и преграждает возможность построения вненационального местного самоуправления, то есть закрывает путь к демократии. Оно лишь искажает естественную систему автономий культурных, которые должны быть доступны всем.
 
Исключительность большевицкой конструкции утяжеляется тем, что в автономиях (со своими президентами, конституциями, флагами, гимнами) - "титульные" народы почти всюду составляют меньшинство, иногда резкое меньшинство - между тем определяют собой аппарат и идеологию управления.
 
Нигде в мире, претендующем на демократичность, и помыслить нельзя, чтобы меньшинству было "законно" попущено управлять большинством, - повсюду принята власть большинства (при непременной защите прав меньшинства); повсюду принято, что каждая нация может контролировать только ту территорию, где она составляет большинство. И уж конечно, должно существовать равенство прав граждан независимо от их национальности. Это равенство грубо нарушено в наших автономиях - языковыми и служебными преимуществами "титульной" нации.
 
Всё это - кричаще несправедливо. И должно безотлагательно быть исправлено... В автономиях нельзя признать за "титульной нацией", даже если она не в меньшинстве, фактического права управлять всем населением территории от себя, а не в составе общегосударственного управления и по общегосударственным законам.
 
Разноправность "титульных" и "нетитульных" наций должна быть безоговорочно отменена. Систему национального неравноправия надо кончить.
 
Тем более территориальные автономии не могут пользоваться никакими экономическими преимуществами сверх общегосударственного порядка, никак не могут иметь и особых, полных прав на свои недра и стратегические ресурсы, как это теперь расслабленно потекло.
 
И во всех национальных культурах должно сохраняться разумное равновесие с единством государства; в своей образовательной системе автономии не могут пренебрегать общегосударственными требованиями. Например, не могут школьные программы в автономиях вестись так, как если бы население жило вне всякой России.
 
(А сейчас в некоторых автономиях уже запущено именно так: русский язык переведен в разряд "иностранного", российская история - в малую часть всеобщей, и это уже сегодня ведёт к разрыву общеобразовательного, культурного пространства единой страны - к ущербу для всех жителей).
 
Не следует ли принять чёткий - Закон о равенстве наций в России. Он мог бы быть сформулирован, например, так:
 
      "1. На территории России все нации, относящиеся к её историческому составу, равны во всех правах и во всех обязанностях… Все нации имеют право на беспрепятственное развитие своей национальной культуры, образования, языка. Их культурные нужды финансируются государством пропорционально численности народов и народностей.
 
       2. Это равенство включает в себя право любого постоянного российского жителя на занятие любых должностей - по выборам или по назначению - только по соображениям профессиональной пригодности. (Незнание местного языка не может быть ограничительным условием, достаточно прочного знания общегосударственного языка)"…
 
Русские стали ныне разделённой нацией - как нововозникшими границами СНГ, так и внутри самой России: разделённой по автономиям, зажившим по разным законам. И государство, где русские составляют стержневое большинство, - обязано ли защитить также интересы русских или заглушить их?
 
Забота о равных правах для русских не есть русский национальный эгоизм. Бремя обёрнутого национального неравенства разрушительно налегает на российскую государственную конструкцию в целом. А русский народ в России - государствообразующее ядро, и без него никому не посильно нести ответственность за сохранность государства".
 
(Александр Солженицын. Россия в обвале. 1998 г.).
 
Многое в России с того года, когда Александр Солженицын написал эти слова, изменилось в лучшую сторону. В том числе и благодаря влиянию его живой, глубокой, всегда заботливой о русском народе мысли.
 
Но вот вопрос с неравноправной федерацией, с "автономизацией" так и остался не до конца решён. И поэтому важно еще раз понять смысл учения не только литературного классика, но и крупного государственного мыслителя, каковым был Солженицын. А из усвоения его принципов политические выводы следуют сами собой.